Таможенный союз: политические и экономические аспекты
Наверх

Астана
USD 352.25
EUR 391.28
CNY 52.96
RUB 5.26

Эксклюзив

Таможенный союз: политические и экономические аспекты

Юрий СИГОВ, 1 ноября 2012 г 08:46 , ВАШИНГТОН

Произошедший более двадцати лет назад распад некогда единого государства до сих пор вызывает неоднозначные оценки и споры. И только в одном как скептики, так и сторонники единых постсоветских объединений сходятся практически единодушно: прошлого уже не вернешь, и все ныне независимые государства бывшего СССР будут и дальше развиваться исключительно самостоятельно. При этом во главу угла и дальше будут ставиться экономические выгоды взаимного сотрудничества при сохранении политической независимости каждой их республик.


Однако настойчивое сохранение разного рода «интегрирующих структур» в виде СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭс, Таможенного Союза, а теперь еще и создания Единого экономического пространства и Евразийского союза свидетельствует о том, что бывшее советское прошлое пока еще отнюдь не полностью перечеркнуто. Экономические связи, которые частично удалось сохранить с советских времен, а частично развивать уже в последние годы, в какой-то степени вполне могут «подтащить» друг к другу ныне независимые, но все еще связанные невидимыми «советскими ниточками» государства Центральной Азии, Закавказья и восточной части бывшего СССР.
Показательно и то, что желание теснее сотрудничать с постсоветскими соседями появляется в этих странах почти всегда тогда, когда по другим направлениям ни торговать, ни укреплять экономические связи у них не особо получается. А с учетом того, что «не особо получается многовекторно дружить» со всеми сразу (особенно это касается экономических отношений) практически у всех стран СНГ, то, казалось бы, сам Всевышний им велел возрождать былое.
Но так ли уж все гладко получается с подобным «постсоветским экономическим объединением»? На сегодняшний день в Таможенный Союз, который считается своего рода прототипом будущего «единого пост-СССР» входят лишь три республики – Россия, Казахстан и Белоруссия. Можно сколько угодно сейчас перечислять плюсы и минусы подобной кооперации, неизбежные потери в тех или иных отраслях для каждого из членов ТС. Но стоит признать очевидное: из всех постсоветских объединений (а из за все это время было создано более двух десятков) пока это оказалось самым эффективным и жизнеспособным (опять-таки при всех явных имеющихся у него недостатках и откровенных провалах).
С момента создания ТС идет обсуждение присоединения к нему Кыргызстана, Таджикистана и Армении (хотя из них только Кыргызстан имеет со странами ТС общую границу, а в противном случае такое объединение будет больше формальным, нежели приносящим экономический эффект). Однако до сих пор по целому ряду причин Таможенный союз за счет новых членов не расширяется. Да и явно экзотические ожидания о вступлении в ТС таких стран, как Колумбия, Сербия или Турция естественно ни к чему конкретному не привели, да и привести не могли.
Огромные усилия для вовлечения Украины в орбиту Таможенного Союза предпринимает Россия. Понятно, что ни для Белоруссии, ни для Казахстана данный вопрос не приоритетен (особенно с политической точки зрения). А вот для Москвы любые постсоветские объединительные инициативы без участия Украины не имеют под собой главного смысла – постепенного «сбора ушедших в независимое плавание территорий». И будущее как самого ТС, так и идеи Евразийского Союза без Киева в российском руководстве просто не рассматривают.
Сейчас же с активным продвижением идеи Евразийского союза, в котором ключевым элементом является формирование единого экономического пространства ведущих стран на постсоветской территории встает вопрос о том, насколько остальные государства (кроме «таможенной тройки») захотят вступить в подобное объединение.
Так вот пока важнейшими в деле попыток объединения постсоветских стран остаются два аспекта – политический и экономический. В том, что касается «большой политики», то ее главенство над любыми другими направлениями сотрудничества (включая зкономическое) на территории стран СНГ никем и не оспаривается. Но надо учитывать, что пока и Таможенный Союз, и возможный Евразийский союз базируются исключительно на политической воле трех первых лиц России, Казахстана и Белоруссии.
Что бы и кто бы не говорил о якобы «непреодолимой тяге» постсоветских народов друг к другу, и к новым формам объединения, возможны они лишь при прямом участии (а иногда и откровенном личном давлении) со стороны президентов этих государств. Что касается экономики, теоретические выгоды от взаимной интеграции стран ТС и тем, кто пожелает к ним присоединиться, опять-таки вовсе не уравновешиваются желанием той же Украины и Белоруссии теснее сотрудничать с Евросоюзом, Кавказа - с ЕС, Турцией и Ираном, а стран Центральной Азии - с Китаем.
Поэтому пока между постсоветскими странами не будут созданы не просто эффективные механизмы взаимодействия в экономической сфере, и само такое взаимодействие не станет стабильным и разносторонним, любые политические усилия, навязымые «сверху» как в рамках расширения Таможенного союза, так при создании Евразийского союза, будут натыкаться на вполне естественное сопротивление. Тем более у «многовекторных» по своему внешнеполитическому поведению постсоветских стран всегда есть в запасе возможность укреплять свои связи не только с соседями по бывшему Союзу, но и с другими странами и регионами.

 


comments powered by HyperComments