Дармен Садвакасов рассказал о развитии шахмат в Казахстане

6 Марта, 2017, 12:58 5887
Дармен Садвакасов рассказал о развитии шахмат в Казахстане | Интервью | BNews.kz

Чемпион мира возглавляет «Академию шахмат Дармена Садвакасова» и поделился своим видением развития шахмат в Казахстане. Также Д.Садвакасов рассказал о том, какими фигурами он предпочитает заканчивать свои партии, передает BNews.kz cо ссылкой на el.kz.

— Дармен, расскажите немного о том, как обстоят дела в вашей школе? Какие имеются достижения у ваших учеников?

— Школа начала функционировать в сентябре прошлого года, став результатом встречи с председателем правления «Назарбаев интеллектуальные школы» — Куляш Шамшидиновой. Эта идея у нас родилась еще летом во время проведения летнего лагеря по шахматам на базе «НИШ». Школа работает как платной, так и на бесплатной основе. Бесплатно у нас обучаются 384 ребенка — это 1-2 классы международной школы Астаны. На платной же основе можно выбрать более интенсивную программу с большей частотой тренировок. В качестве тренеров у нас работают гроссмейстеры и мастера спорта международного класса. Они занимаются по уникальной методике, разработанной Евгением Владимировым. За плечами этого специалиста имеются большие тренерские достижения — он был тренером Гарри Каспарова и ряда других ведущих шахматистов мира. Кроме того, в разное время он возглавлял три национальных команды — сборной Казахстана, Испании и Индии. В Индии он очень много работал с молодежью, воспитав, к слову, Пенталу Хари Кришну, входящим ныне в топ-20 шахматистов в мире. Он был наставником и других всемирно известных шахматистов, среди которых был мальчик, ставший гроссмейстером в 12 лет. В целом, мы работаем с очень недавних пор, и уже некоторые наши дети уже начали выполнять разряды. Сейчас отдельные ребята показывают очень неплохой потенциал, его нужно раскрывать, над чем мы в данный момент работаем. Я верю, что результат будет выражаться в победах на чемпионатах мира.

 В свое время вы лично занимались с Бибисарой Асаубаевой… 

— Бибисара Асаубаева пришла к нам, когда я вел немного другой проект под названием «Гроссмейстерская школа шахмат». Бибисаре было 6 лет, когда я лично ее тестировал и обнаружил у девочки недюжинный талант. Она обладает весьма уникальной способностью концентрации внимания, и сказал об этом ее маме. Уже потом я также старался поддерживать ее, будучи вице-президентом Казахстанской федерации шахмат. Она стала очень быстро прогрессировать в шахматах, выигрывая чемпионаты мира среди детей и школьников. 

 Есть ли сейчас другие талантливые дети в вашей школе, чьи имена вы могли бы назвать уже сейчас? 

— Давайте не будем слишком забегать вперед, в шахматах успех оценивается объективно, уже по имеющимся победам. Мы понимаем потенциал отдельных учеников, тренеры ведут с ними работу. Но об уровне ученика лучше всего скажут не тренеры, которые невольно могут быть субъективны, а его достижения, которые дадут наиболее объективный ракурс. К примеру первое место на чемпионате мира среди детей может стать действительно бесспорным индикатором таланта, которым бы мы все могли гордиться. За последние годы наши дети демонстрировали неплохой прогресс, много медалей выиграно на чемпионатах мира среди детей и школьников. Но, к сожалению, в последнее время результаты не так уж и радуют. К примеру, с последнего чемпионата мира наши школьники привезли только одну медаль, увы, бронзовую... На мой взгляд, есть какие-то провалы в работе по этому направлению. Я не говорю конкретно об академии, я имею ввиду республиканский масштаб в целом. К примеру, раньше мы привозили по 5-7 медалей, а иногда и 10. Это было тогда для нас обыденным делом, поэтому пока имеются неразрешенные вопросы. Наверное, что-то нужно перестраивать. Я очень надеюсь, что создание Академии станет поддержкой общему развитию шахмат в Казахстане.    

 Понятное дело, в Астане с обучением все в порядке. А как обстоят дела в регионах?

— Регионы, где развитие шахмат традиционно развито, это Павлодарская область, ЮКО, ЗКО, неплохие результаты показывает Костанайская и Карагандинская области.

 За последние годы казахстанские шахматы сделали большой шаг вперед, об этом можно судить по появлению у нас большого количества призеров и победителей международных турниров и чемпионатов мира, и как следствие имен мировой величины. Как по вашему, что послужило толчком к этому?

— В шахматах есть несколько ключевых сегментов — женские шахматы, мужские и детско-юношеские. Поговорим о последних. Здесь, действительно, достигнуты определенные успехи, в основном среди девочек. Они выиграли очень много чемпионатов мира среди детей и школьников. Это, конечно же, и действующая чемпионка мира в возрасте до 20 лет Динара Садвакасова, и Жансая Абдумалик, которая также была чемпионкой мира в отдельных возрастных группах и сейчас переходит в женские шахматы, несмотря на то, что по возрасту она еще может выступать в детско-юношеских категориях. Есть еще ряд девочек, которые добивались успехов. Соответственно, эта молодая девичья поросль сформировала основу женской сборной, которая, в свою очередь, также показывала стабильно высокие результаты. 

В 2014 году на Олимпиаде женская сборная заняла 6-е место, это очень неплохо, поскольку результат был показан среди более, чем 100 команд. На чемпионате мира в 2013 году наша сборная также заняла 6-7 место. Однако, в 2016 году был полный провал, когда наша женская сборная на Всемирной шахматной олимпиаде заняла 37-е место. Ожидалось, что на этом турнире наша сборная будет бороться за места среди тройки призеров. Считаю, что тогда Федерацией шахмат Казахстана были приняты ошибочные решения по отбору членов команды, в результате чего на важнейший турнир не были отправлены три участницы из предыдущего состава, которые заняли 6-е место, и были одной из самых молодых сборных. Тогда нашей сборной сильно помешали небольшие внутренние скандалы, были ограничения и требования обязательно участвовать в чемпионате Казахстана к тем, кто по объективным причинам (к примеру, декрет) не мог этого сделать. Не взяли и Динару Садвакасову, ставшую к тому моменту чемпионкой мира среди юниорок.

Весьма огорчительным моментом стал переезд Бибисары Асаубаевой, ныне выступающей под российским флагом. В эту девочку мы с самого раннего возраста очень много вкладывали, у нее была хорошая стипендия, полное обеспечение по сборам, поездкам. И то, что в федерации не нашлись люди, готовые конструктивно поддерживать диалог, повлияло на это. Сама заявка о смене федерации находилась в КФШ 3 месяца. Никто не смог или не захотел решать вопросы, которые тогда поднимались. Мы потеряли одну из самых талантливых девочек. Мы много лет ее поддерживали, но она уехала от нас. Такие нюансы перечеркивают позитивные достижения, как, к примеру, блиц-турнир в Алматы в 2016 году с участием многих ведущих шахматистов мира. У меня, как у человека, который 4 года проработал в федерации, создавал это все, собирая по крупицам, осталось чувство разочарования. 

 Есть ли обида на родителей Бибисары за то, что они не стали идти до конца с КФШ, а решили выбрать немного иной путь?

— Я уже не состою сейчас в КФШ, просто мы с 2010 по 2014 годы строили этот фундамент, который должен был просто работать. Но, все это — второй сегмент, коим мы обозначили женские шахматы. Поговорим теперь о третьем, то бишь, о шахматах мужских. Они намного более конкурентные, нежели женские. К примеру, я вообще не играю достаточно долго — с 2010 года, не тренируюсь активно и вовсе с 2008 года. И несмотря на это, до сих пор в 2017 году остаюсь первым номером казахстанского рейтинга. Говорю это не для того, чтобы похвалиться — это говорит о том, что сейчас в мужских шахматах нет игроков серьезного калибра. В принципе, есть у нас Ринат Жумабаев, который в последнее время показывает хорошие результаты, добиваясь побед на отдельных турнирах, международных в том числе. Но если судить объективно, то его уже сложно причислить к молодым перспективным шахматистам, ведь ему уже 27 лет. Он уже сформировавшийся шахматный гроссмейстер со своим стилем. Он показывает стабильные результаты, но нашим мужским шахматам нужен новый импульс. Причем импульс должен быть высочайшего уровня, нам нужны шахматисты, которые смогут попасть в мировую сотню лучших, к примеру. А то и в двадцатку, или даже в десятку. С этими талантами нужно работать, у нас есть один мальчик, который в прошлом году стал чемпионом мира в возрасте до 17 лет — Жанат Саин. К сожалению, никто не работает с ним и не оказывает системной поддержки. Я разговаривал с его родителями, у парня нет даже стипендии от КФШ. Они живут в ЗКО, и там им оказывается очень неплохая поддержка на региональном уровне. Но став чемпионом мира до 17 лет, мальчик переходит в профессиональный возраст, где нужна поддержка на совсем другом уровне, чтобы он смог прогрессировать и попадать в сборную.  

 Какие пути решения для изменения ситуации видите вы? Необходимо дополнительное финансирование КФШ?

— Не совсем. Насколько я знаю, определенные деньги в КФШ есть. По-крайней мере, на проведение Кубка Евразии финансы нашлись, все прошло на высшем уровне, игроки жили в отеле уровня Ritz Carlton. То есть, в этом плане все отлично. Просто нужно более правильно выбирать, куда именно инвестировать имеющиеся средства для эффективного развития казахстанских шахмат в целом. Кроме того, правильный выбор необходим и в отношении специалистов, работающих с нашими шахматистами. 

 Дармен, у вас очень много регалий и наград. Тем не менее, даже совсем отдаленные от мира шахмат люди знают ваше имя не из-за них, а благодаря вашей победе над легендарным российским гроссмейстером Анатолием Карповым. Давайте вспомним тот матч, и вообще  то самое время.

— Само собой, сначала меня узнали, как подающего надежды таланта. Я стал чемпионом Азии до 20 лет, потом чемпионом мира в этом же возрасте, затем пришли победы в конкретных матчах. Сначала я выиграл у Виктора Корчного, затем и у Анатолия Карпова. Кстати, до этого были и две ничьи с Гарри Каспаровым. В общей сложности я выиграл порядка 12 международных турниров. 

 Насколько нам известно, вы были стипендиатом «Болашак». Где и чему именно вы обучались?

— В 2007 году я принял решение поехать по программе «Болашак» в США, где отучился в ВУЗе Карнеги-Меллон., который является одним из лидирующих учебных заведений по ИТ-технологиям и инженерной специальности. Там я обучался по экономической специальности, которая также в рейтинге среди университетов также находится в десятке лучших. Это стало очень хорошей возможностью для меня в плане расширения кругозора. Я очень благодарен, что у нас в Казахстане есть такая программа, как «Болашак». Это большая возможность для молодых людей получить за счет государственной поддержки образование в лучших вузах мира. Во время своего обучения в США я еще играл в турнирах, где выиграл 6 турниров, или делил 1-е место с оппонентом. По возвращении в Казахстан я начал работать в Администрации Президента РК, в аналитическом отделе. Затем, из игрока я постепенно трансформировался в шахматного функционера, с 2010 года работая в Казахстанской федерации шахмат. 

 Какими фигурами вы любите играть больше всего? 

— Ладьями. Я очень любил заканчивать партии этими фигурами. Есть целый сегмент, называемый «ладийное окончание», который очень распространен в шахматах. Этот сегмент у меня получался довольно хорошо, как в игре на победу, так и в игре на ничью. 

 Ассоциируете ли вы себя в жизни с какой-либо из фигур?

— Ассоциировать людей с фигурами тяжело, в силу того, что люди устроены намного сложнее. Но можно ассоциировать шахматы с различными жизненными ситуациями. У Гарри Каспарова даже есть целая книга «Шахматы, как модель жизни». Он читает лекции в ведущих бизнес-школах мира на тему из разряда «Как шахматы могут помочь топ-менеджерам в принятии решений». 

Читайте также

Рекомендуем
Концерт Ержана Максима состоится 28 июня в Нур-Султане 2083

Похожие новости