«100 шагов. Взаимодействие государства с институтами гражданского общества»

7 Августа, 2015, 16:00 1068
  • Видео

В «100 конкретных шагах по реализации пяти институциональных реформ» каждый казахстанец должен иметь возможность принимать участие в процессе принятия решений. Это предлагается сделать, в частности, путем передачи несвойственных государству функций в конкурентную среду. Какую политическую нагрузку в этом случае могут взять на себя институты гражданского общества? Мы обсудили эту тему в онлайн студии информационного агентства BNews.kz с участием директора Школы политического менеджмента партии «Нұр-Отан» Асета Абдуалиева. Онлайн-конференция стартовала 07 августа в 16.00. Спасибо, что были с нами!

Ведущая:

В «100 шагах по реализации пяти институциональных реформ главы государства» особый акцент сделан на максимальный доступ рядовых казахстанцев к процессу принятия решения. Одним из механизмов является передача несвойственных государству функций в конкурентную среду. Смогут ли потянуть такую политическую нагрузку институты гражданского общества. Выяснить это мы попытаемся сегодня и поможет нам в этом директор Школы политического менеджмента партии «Нұр-Отан» Асет Абдуалиев. Здраствуйте, Асет Куандыкович. Добро пожаловать в нашу студию. И первый вопрос: смогут ли на себя взять такую нагрузку институты гражданского общества и осилят ли они эту работу?


А. Абдуалиев: Спасибо большое, Айгерим. На самом деле вопрос который вы поставили он очень актуальный. Дело в том что в «100 шагах» Президента одним из шагов является передача функций правительства к самоконтролируемым и общественным организациям. В основном это НПО. Это реформа удачно используется зарубежом. Например, что бы стать адвокатом в США должно соответствовать образование, это естественно отучиться на него и в то же время чтобы практиковать юриспруденцию нужно быть членом бардской ассоциации, платить взносы и и.т.д.. В принципе и в Японии такая же система. Получается что аккредитует, лицензии и разрешения дает не государство а неправительственные организации. Министерство культуры и спорта и школа политического менеджмента проводит большую работу, по переписи НПО в стране. Мы хотим понять сколько в стране НПО, какие из них активные, а какие нет. Если активные, то какие они сферы охватывают, какие у них финансовые и материальные возможности. И после этого только сделать анализ могут ли они взять на себя такую ответственность. 

Ведущая: То есть вы проводите своего рода национальную перепись НПО?

А. Абдуалиев: Да, проще говоря это перепись НПО и за всю историю государство впервые проводится работа по систематизации всех НПО. На самом деле если взять цифры то в экспертном сообществе нет единого мнения по поводу численности НПО, бытует мнение что в стране 30 тысяч, кто то считает 15 тысяч НПО и самое главное у нас в стране нет понимания что такое НПО. Потому что у нас в стране зарегулированы не коммерческие организации, которые входят в НПО и в то же время если посмотреть «Закон о государственном социальном заказе» НПО это все организации входящие в НКО за исключением политических партий, религиозных объединений и профсоюзов. И в то же время надо посмотреть, есть «Гражданский альянс Казахстана», есть НПП «Атамекен» которые относятся к одной из сфер не коммерческих организаций, а так же есть кооператив собственников гаражей. К тому же есть еще серьезные НПО, которые занимаются борьбой со СПИД-ом или проблемой Аральского моря. Они все являются не коммерческими организациями и мы пытаемся всю эту систему зарегулировать, так как у них интересы и сферы разные, но они юридически равны. Что хорошо одним, то не очень удобно другим, например финансовая отчетность и мы хотим изучив такие обязательства разграничить. Министерство культуры и спорта и наша школа хотим знать сколько НПО у нас в стране есть, какая форма собственности, какие активные, какие нет, чем они занимаются. Сейчас Министерством культуры в Парламент внесены ряд изменений в законы по регулированию сферы НПО и НКО.

Ведущая: Я отмечу для наших интернет-пользователей, что сейчас мы говорим о крупном и важном исследовании, которое проводит школа политического менеджмента. Чего вы ожидаете от исследования и почему именно вы взялись за него?

А. Абдуалиев: Я хотел бы немного коснуться методологии, что бы всем нашим интернет-пользователям было понятно и дать возможность оценить масштаб работы. Мы исходим из цифры всех зарегистрированных не коммерческих организаций, за исключением политических партий, религиозных объединений и профсоюзов, то есть всех НКО, таких в стране порядка 22 тысяч. И все 22 тысячи НПО мы охватим непосредственной переписью. У нас есть организация, которая занимается опросом НПО по их зарегистрированным адресам. То есть все НПО, включая села мы проверим, проведем опросы. Эту работу проводит одна из крупнейших организаций по проведению опросов «Центр исследования общественного мнения». Так же мы ведем работу по базам данных - это юстиции, агентство по статистике, комитет госдоходов. Эти базы в открытом доступе и просто нужно взяться и их систематизировать. Например, при работе с комитетом госдоходов мы получили информацию что из 22 тысяч порядка 13 тысяч сдают налоговую отчетность и у нас есть понимание что они «живые». Теперь через официальный сайт комитета по госдоходам мы проверяем какие налоги они платят. Если НПО платит налоги, значит есть какая-то деятельность. И мы все 13 тысяч просмотрим и у нас будет численность НПО, которые платят налоги, так же информация по переписи НПО, плюс ведется работа по анализу международных доноров. Правительством официально признано около 160 доноров, которые работают с НПО. И мы с ними тоже работаем, изучаем какие сферы они финансируют, и в конце мы хотим создать четкую картину НПО в стране. Все материалы будут доступны на сайте indexnpo.kz. Сайт уже функционирует и какие то новости можно узнать уже сейчас.

Ведущая: Асет Куандыкович проводится ли это исследование для оптимизации и закрытия слабо работающих неправительственных организаций?

А. Абдуалиев: Нет, это просто исследование, которое мы проводим для общего анализа и эти данные мы передаем в Министерство культуры и они дальше продвигают этот вопрос в правительство. Так как очень важно знать чем они занимаются, например очень много организаций, которые занимаются профилактикой разных заболеваний, проблемами экологии, оралманов или правами ветеранов. И это дает нам возможность с помощью государства поддержать эти НПО. Также эти данные будут большим подспорьем и самим НПО, так как они могут найти единомышленников. На самом деле НПО – это мощная лоббистская организация, с помощью которой можно решить многие проблемы. Например, если вы боритесь против курения как гражданин, или в числе общественной организации, то у вас будет разный статус. Также граждане страны могут выбрать НПО с которыми хотят работать и узнать какие из них активные. Таким образом мы развиваем гражданскую позицию. Тот шаг, о котором говорил глава государства о передаче некоторых функций правительства. В нашей стране бытует мнение, что государство очень сильно вмешивается в деятельность НПО, пытается их разграничить, на самом деле это не так. Есть официальные цифры, например доля НПО в ВВП страны в США - 6,5%, в России - 0,9%, у нас мы не знаем. Сколько людей работают в сфере НПО, допустим в Израиле 10% людей работают в сфере гражданского общества, в Нидерландах это 10%, Канаде 9%, США 5%, Великобритании 6%, в России 1%, а сколько у нас мы не знаем... Тем самым мы хотим узнать активны ли они и в какой сфере они работают, сколько людей в них работают, откуда они получают финансовую помощь. До этого компания BCG проводила исследование, и выяснила? что доля государственного финансирования не государственных НПО в той же Канаде, Великобритании и Израиле 4-5%, получается половина неправительственного сектора финансируется государством. Это официальные цифры, в Латинской Америке 19%, в России 5%, а Казахстан мы так же не знаем. Мы бы хотели в этом разобраться. Ежегодно в стране госсоцзаказ на поддержку НПО выделяет свыше 6 миллиардов тенге и как они выделяются, кому они помогают мы хотим разобраться с помощью исследования.

Ведущая: Мне кажется здесь возникает определенного рода риск, то есть создать НПО для того, чтобы получить определенный госзаказ...

А. Абдуалиев: Айгерим, вы очень правильно отметили. Ни для кого не секрет, что НПО не всегда существуют для защиты интересов разных слоев населения, а стремятся больше заработать. Также не секрет, что в Казахстане есть граждане, на которых зарегистрированы 40, даже 50 НПО. Выходит для чего, значит это больше источник дохода. Так же надо признать, что сфера госсоцзаказов забюрократизирована. Это в принципе понятно, госсоцзаказ - это государственные деньги, это проверки. Но в то же время надо признать, что государство ведет работу по улучшению финансирования НПО. Сейчас вносятся изменения в закон по госсоцзаказу и планируется внедрить новую форму финансирования - это гранты и премии. Государство хочет отойти от формы госсоцзаказа, где требуется очень много документов. Будет единый оператор который получит деньги от государства и через гранты будут поддерживаться эти НПО. Конечно, там свои процедуры, но так намного легче.

Ведущая: То есть единый оператор будет определять то или иное НПО для участия в соцзаказе?

А. Абдуалиев: Да, они будут подходить с точки зрения их эффективности, и будут рассматривать выделение гранта, но это все же будет облегченная форма. Более того, еще внедряют формат премий, безвозмездной поддержки и они будут выбирать НПО которая провела хорошую работу, это как «Алтын сапа» и т.д.. Так же мы сами понимаем, что в сфере НПО невозможно получить прибыль, по закону все деньги должны быть потрачены во благо проекта. А по новому проекту рассматривается возможность, остаточных 10%, которые можно потратить на компьютеры или на другие надобности.

Ведущая: Асет Куандыкович, отличается ли НПО от общественного объединения или общественное объединение входит в структуру НПО?

А. Абдуалиев: Да, структура НПО - это собирательный образ.

Ведущая: Есть ли промежуточные результаты исследования?

А. Абдуалиев: Да, они в принципе у нас есть, общественное объединение, общественный фонд, корпоративный фонд – это все формы неправительственных, некоммерческих организаций. Порядком более 80% некоммерческих организаций - это общественные объединения либо общественные фонды. Меньше всего это корпоративные фонды и.т.д. Если разбить все НПО по регионам, то большее число в Алматы, это 5 тысяч НПО, а вторая это Астана 2,5 тысяча НПО. Очень высокая активность в Алматинской области, так же Восточно-Казахстанской области, остальные НПО разбросаны по регионам. И мы планируем в течение декабря составить отчет, детальный отчет предоставить в начале января и передать в Министерство культуры и спорта. Так же будем указывать данные на сайте indexnpo.kz.

Ведущая: Где в дальнейшем будут использованы результаты исследования?

А. Абдуалиев: Мы считаем что данные нашего исследования не будут актуальны 2-3 года, но мы дадим всесторонний анализ для правительства, о том какие НПО есть и в каких сферах они работают, готовы ли они материально-технически взять на себя некоторые функции правительства. Есть у нас сильные НПО - это «Гражданский альянс Казахстана», «Конгресс молодежи Казахстана», «Ассоциация Болашак». У них очень сильный кадровый состав, хорошая поддержка, очень богатый опыт работы. И мы хотим дать объективный анализ, чтобы дальше решить какие функции они осилят.

Ведущая: Что бы вы могли предложить представителям НПО для эффективности их работы?

А. Абдуалиев: Для НПО все таки очень важна финансовая самодостаточность, как и для другой организации. Финансирование НПО зарубежом наполовину ведется государством, как минимум 30% составляют членские взносы и тем самым обеспечивается какая-то финансовая стабильность НПО. А остальные 20% это деньги частных фондов или премии. У нас наоборот, мы пока не знаем сколько финансирует государство, если посмотреть ту же Россию более 50% финансирования исходят от юридических лиц или компаний. В конце защищаются интересы не общества, а каких либо конкретных заинтересованных сторон. И все таки лучше нашим НПО надеяться не на помощь государства, а на поддержку граждан и членские взносы. Сейчас надо признать, что в Астане уже сформировался средний класс который хочет участвовать в общественной жизни страны.

Ведущая: Асет Куандыкович, вы только что упомянули о юридических компаниях, которые помогают НПО финансово. Предполагаются ли для них определенные налоговые послабления? Существует ли такая практика?

А. Абдуалиев: У нас в стране по этому вопросу я ничего не могу сказать, так как мы только изучаем. Но по зарубежным странам скажу, что в России запретили финансирование НПО из зарубежа. У нас в Казахстане разрешается финансирование любыми организациями, как зарубежными, так и казахстанскими. Более того, 163 международных донорных организаций и фондов включены в реестры и тем самым освобождены от некоторых налогов. У нас очень благоприятная почва для финансирования НПО, не только для казахстанских компаний, но и зарубежных.

Ведущая: Когда официальное завершение вашего исследования?

А. Абдуалиев: Как я говорил мы планируем официально завершить его 7 ноября и отдадим в Минкульт, где данные будут проверять и внесут изменения в соответствующие документы. К декабрю мы его полностью завершим.

Ведущая: Асет Куандыкович, на сайте школы много информации о проводимых тренингах, и в основном они связаны с умением представить себя и развитием коммуникативных навыков. Как вы думаете, какие меры нужны предпринять, чтобы повысить имидж НПО в Казахстане? Например, я лично знаю от силы 10-20 НПО, а вы говорите их 22 тысячи. Порекомендовали бы вы им проводить больше публичной деятельности?

А. Абдуалиев: Безусловно, надо быть активнее, участвовать в работе. Возникает вопрос почему школа менеджмента партии «Нұр-Отан» участвует в исследовании НПО. Дело в том, что в прошлом году мы проводили небольшую работу по заказу Министерство культуры и обучали госорганы на уровне акиматов к сотрудничеству с гражданским сектором, некоммерческими организациями. Выясняли какие у них затруднения и Министерство пригласило нас к исследованию самого рынка НПО. Так как у нас богатый опыт работы у нас уже была определенная база. И, естественно нас пригласили участвовать в этом тендере. На самом деле мы видим некую конфронтацию между госорганами и НПО, и должны сказать что они друг другу не враги, а партнеры. И вся эта работа нацелена на поддержку НПО государством и на максимальную разбюрократизацию этой сферы и финансовую поддержку. Могу отметить, что за последние три года в среднем, регистрируется около тысяч НПО. Соответственно, мы считаем что в Казахстане мало НПО, так как в ВВП США оно составляет 6,5%, в России 0,9%, а у нас есть куда расти. И мы считаем что развитие НПО - это положительный знак, не сокращение, а рост - это позитивный тренд.

Ведущая: На сколько это объективно, учитывая численность населения США и Казахстана?

А. Абдуалиев: Это берется процент, и поэтому довольно таки объективно. Просто надо учитывать, что в тех странах демократия устоявшаяся, если считать, что у нас только в 90-годах сформировалось такое понятие. Раньше этого не было, так как во время Союза были только профсоюзы и ассоциации.

Ведущая: Асет Куандыкович, спасибо за интересный и обстоятельный диалог. На самом деле, мы хотели задать еще очень много вопросов, но, к сожалению, формат онлайн-конференции ограничен и встретимся мы с вами в нашем в следующем эфире. Я напомню, что нашим сегодняшним гостем был директор школы политического менеджмента партии «Нұр-Отан» Асет Абдуалиев. Будьте в курсе!

 

Похожие новости