Эксперт: Казахстан рискует стать технологической помойкой

24 Августа, 15:22 1252
  • Видео

В Казахстане необходимо принять на законодательном уровне требования по ограничению ввоза грязных технологий. По мнению экспертов, этот барьер поможет отечественным предприятиям снизить воздействие на окружающую среду, перейти на принципы наилучших доступных технологий (НДТ) и улучшить конкурентоспособность.  Специалисты в области зеленых технологий уже провели сравнительный анализ крупнейших электростанций Казахстана, работающих на угле и газе на соответствие параметров, установленных в ЕС. О перспективах и проблемах перехода на принципы НДТ в нашей стране в интервью BNews Online рассказала директор Департамента НДТ Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов Алия Баймаганова.

Это Bnews Online, меня зовут Дамир Айдаров, добрый день. 

Энергетический сектор Казахстана готовится к внедрению наилучших доступных технологий.  По словам специалистов, это поможет озеленить традиционные источники энергии, а также улучшить экологию городов. О новых трендах в энергетическом секторе Казахстана мы будем беседовать сегодня с гостем нашей студии – директором департамента Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов Алией Баймагановой. 

Д.Айдаров: Добрый день Алия Кадыровна. 

А.Баймаганова: Добрый день.

Д.Айдаров: Алия Кадыровна, прежде чем мы перейдем к основной теме нашей беседы, расскажите вкратце о деятельности Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов. Ведь неслучайно он был открыт сразу после проведения международной выставки EXPO-2017. 

А.Баймаганова: Предпосылкой создания нашего Центра являются инициативы Елбасы: Первый Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на Астанинском экономическом форуме в мае 2010 года инициировал Программу партнёрства "Зелёный мост". Вскоре она была принята на конференции министров по окружающей среде и развитию Азиатско-Тихоокеанского региона в октябре того же года. Позднее, в 2012 году (Бразилия), она вошла в итоговую декларацию конференции ООН по устойчивому развитию "Рио+20". Реализация данной программы поручена Центру. В 2013 Указом Главы государства утверждена Концепция по переходу РК к «зеленой» экономике. Основным предметом деятельности Центра являет содействие ускоренному переходу Казахстана к зеленой экономике. В 2015 году в Нью-Йорке Первым Президентом РК, Елбасы, на 70-й Генеральной Ассамблее ОНН впервые озвучена идея о создании в Казахстане Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов. В 2017г. успешное проведение Международной специализированной  выставки EXPO 2017 - Центру поручено реализовать технологии, отобранные по результатам выставки. А в 2018 году,  по поручению  Елбасы,  27 апреля 2018 года постановлением Правительства, создан Международный Центр зеленых технологий и инвестиционных проектов. 

 Д.Айдаров: Основная, какая деятельность его?

 А.Баймаганова: Основная деятельность – это ускоренный переход Казахстана к зеленой экономике. То есть, все направления, которые связаны с переходом к зеленой экономике, в общем-то, на сегодняшний день реализовываются нашим Центром. 

Д.Айдаров: Можете вкратце рассказать,  какие сферы затрагивает его  деятельность?

А.Баймаганова: У нас реализуются несколько направлений:

Поскольку центр имеет статус международного, у нас есть международный блок, который реализует инициативы Первого Президента РК, привлекает международные организации для поддержки и реализации принципов зеленой экономики Казахстана, на международных мост Казахстана с другими сообществами, с такими же центрами, которые созданы в других странах. Есть блок – это коммерциализация, то есть, зеленые технологии, вот, от их создания до коммерциализации. И есть направление такое, как наилучшие доступные технологии, которые, по сути, я представляю.

Д.Айдаров: Наилучшие доступные технологии – что подразумевается под этим понятием, какие задачи они решают и дорогое ли это удовольствие для нас?

А.Баймаганова: Наилучшие доступные технологии – оно и названо, как бы составляющая из трех слов. Наилучшая – это, конечно, наиболее новая технология, доступная – действительно, она уже апробирована и экономически доступна по всем параметрам, экологическим, техническим, экономическим параметрам. И технология – ну, это понятное дело, что сама технология. Но это слово покрывает не только технологию, но способы, методы, а также процессы, которые используются для сокращения воздействия на окружающую среду. То есть, например, такой, как внедрение эко-менеджмента. То есть, правильный менеджмент, экологический, соответственно требованиям законодательства, энергоэффективность, энергосбережение, внедрение малоотходных технологий. То есть, сами принципы, переход на принципы наилучших доступных технологий говорит о том, что это комплексный подход, где комплексно рассматриваются все вопросы, и с учетом всех мероприятий, которые проводятся, уже на выходе определяется тот уровень эмиссии выбросов, сбросов, которые образуются при производстве определенной продукции. В частности, если брать энергетику – это электроэнергия и тепло. Насколько это дорого? Это можно рассматривать в разных ипостасях. Если менять – конечно, это дорого, то есть, внедрять новые технологии. Но можно выстроить процессы полностью, ну, то есть, вот как я уже сказала, внедрить эко-менеджмент. На крупных предприятиях он присутствует на всех. Переход на принципы наилучшей доступной технологии, он предполагает комплексный подход, то есть объединение всех этих направлений. И когда будут объединены все эти направления: энергоэффективность, энергосбережение, ресурсосбережение, то есть, снижение потребления воды, ресурсов, в частности, угля, газа как топлива либо минеральных ресурсов, которые также используются для производства определенной продукции, позволит снизить воздействие на окружающую среду. И вот на сегодняшний день, к сожалению, это не учитывается, то есть, каждый государственный орган… Регулирование разными госорганами осуществляется и поэтому результата, который предполагается в рамках наилучших доступных технологий – мы его не можем видеть. 

Д.Айдаров: Ну, наилучшие доступные технологии для нас – это новый опыт. Какие сегодня страны являются лидерами в этом направлении?

А.Баймаганова: Для нас действительно это новый опыт, несмотря на то, что в 2007 году, в принципе, эти положения уже заложены были в наш действующий Экологический кодекс и сейчас пересматриваются с учетом международной практики. И этот вопрос для Казахстана очень актуален. Наши, скажем так, крупные экономические партнеры, такие как Российская Федерация, Китайская Народная Республика, – в этих странах уже принципы наилучших доступных технологий внедрены. И мы как центр, которому поручено заниматься этим вопросом, видим определенные риски, что завтра, при отсутствии требований, которые предусматриваются в рамках перехода на наилучшие доступные технологии, Казахстан может стать технологической помойкой.  

Нехорошее выражение, однако есть такой риск, поскольку у нас нет требований к технологиям, которые снижают воздействие на окружающую среду, сокращают негативное воздействие. И поэтому мы должны сейчас максимально выстроить все процессы, на законодательном уровне принять требования, ограничивающие ввоз именно вот таких грязных технологий, установить требования для наших предприятий, ведь переход на принципы наилучших доступных технологий – это не только ограничения или какие-то жесткие требования. 

Предприятия, выиграют в этом, поскольку это повышает их конкурентоспособность. Как вы знаете, сейчас это тренд мировой – вообще озеленение, сохранение максимально окружающей среды, Земли. Поэтому каждая страна устанавливает определенные требования и завтра есть риск, что наши предприятия, которые экспортируют свою продукцию за рубеж, особенно в такие страны, как Европа, наши соседние страны, как Китай и Россия могут, скажем, снизить их покупательскую способность, указав, что наша продукция не является «зеленой», чистой, по сравнению с той продукцией, которую производят они. 

В этих странах мандатом является комплексное экологическое разрешение, которое выдается уполномоченным органом в области охраны окружающей среды, которое  подтверждает, что данное предприятие приняло курс на озеленение и этим разрешением дается право. 

Комплексное экологическое разрешение представляет комплексный документ, в котором само предприятие определяет обязательства, которые он может выполнить для достижения требований, которые определяются в технических справочниках по наилучшим доступным технологиям. 

Д.Айдаров: Почему процесс внедрения наилучших доступных технологий в Казахстане начался именно с энергетического сектора? 

А.Баймаганова: Энергосектор является мультипликатором именно «зелености», поскольку все промышленные предприятия, которые производят ту или иную продукцию, пользуются энергией энергопредприятия, которое производит тепло и электрическую энергию. И, если это рассматривать в рамках наших обязательств по климату и по парниковым газам, то сейчас поднимается вопрос, например, по расчету карбонового следа, и он у нас будет постоянно присутствовать, поскольку мы используем угольную генерацию. 

И, естественно, с этого сектора, не то, чтобы начинать переход на принципы наилучших доступных технологий, а рассмотреть данный сектор. Эта сфера – социальная, что, в любом случае, несмотря на то, что, какое бы ни было предприятие, с каким уровнем развития, в любом случае оно будет работать, сфера которая не заинтересована именно в части конкурентности. 

Если другие рынки находятся постоянно в состоянии, чтобы их продукция была конкурентоспособна, был спрос, то в энергетике, как мы знаем, это сфера естественной монополии и там тарифная политика, и мы, как потребители этой услуги, товаров, в общем-то, оплачиваем по тарифу, который устанавливает уполномоченный орган в сфере регулирования естественной монополии.

Д.Айдаров: Ваши специалисты уже провели ряд исследований в ряде тепловых электростанций Казахстана. Какие результаты?

А.Баймаганова: О результатах говорить еще рано. В два этапа проводился анализ, и еще рано говорить, поскольку в первом случае в прошлом году сравнивались основные загрязнители, или эмитенты, как их называют, - это 13 крупных предприятий, 11 угольных и 2 газовых станции – те предприятия, которые имеют мощность 600 мВт и выше, и 200 Гкал и выше. 

Д.Айдаров: Довольно большие.

А.Баймаганова: Мы провели в прошлом году анализ, он был больше такой сравнительный – по каким параметрам наши предприятия, казахстанские, соответствуют параметрам, установленным в Европе, в Европейском союзе. Взяты были три документа: наш технический регламент, который утвержден постановлением Правительства, справочник Российской Федерации и взят справочник по наилучшим доступным технологиям Европейского Союза. 

Где находится наша энергетическая отрасль, и что в дальнейшем можно делать, насколько. Это уже следующий этап, я думаю, государство посчитает, раз это регулируемая сфера, это ляжет на тариф. Это не был выбор Центра, такое поручение было дано именно Министерством энергетики – проанализировать данный сектор. И, если рассматривать, не вдаваться, или вдаваться, наоборот, в подробности, то до Европы, конечно, нам достаточно далеко. 

Что касается Российской Федерации, по некоторым параметрам наши показатели даже получше, чем требования, которые уже установлены в справочнике, по некоторым показателям мы на границе с теми же требованиями, которые установлены для предприятий Российской Федерации. Ну и полностью соответствует нашему техническому регламенту, который на сегодняшний день уже действует. То есть, если рассматривать в рамках нашего действующего документа, то все предприятия, в принципе, соответствуют НДТ.

Д.Айдаров: А где-то уже начали внедрять наилучшие доступные технологии?

А.Баймаганова: У нас в Казахстане?

Д.Айдаров: Да, наши предприятия.

А.Баймаганова: Сейчас сложно сказать. Почему, потому что у нас еще нет правовой базы, как определить, что эта технология является наилучшей доступной – это первое. 

Второе: все-таки это определяется в таком документе, как технический справочник по наилучшим доступным технологиям, в котором описываются все процессы именно технологий. Это не предприятие конкретно описывается, а берется технология, которая уже отобрана или определена, как наилучшая доступная технология и, следовательно, процессы.

Я выезжала в Алматы, АО «АлЭС»  на ТЭЦ-3 градирню увеличили, возможность охлаждения пара, который там образуется – и это один из методов снижения воздействия на окружающую среду, поскольку согласно проекта этих градирен, вентиляционная система стояла внутри. Во-первых, не было такого эффекта – пар просто шел в воздух, что тоже имеет воздействие на окружающую среду. 

Пересмотрели подход по охлаждению пара, вентиляторы подняли наверх и получили эффект. В этом и заключаются способы, методы, которые позволяют снизить воздействие на окружающую среду. Необязательно снести предприятия, поставить новые, просто нужно правильно выстроить процессы. Когда будет, снижено тоже ресурсопотребление – уголь, газ, то есть, что потребляют, чтобы получить  продукцию, когда будет выстроен процесс энергоэффективности, энергосбережения, когда предприятие будет соответствовать всем требованиям законодательства, использовать малоотходные технологии, вести правильно мониторинг, учитывать  воздействие на почву – он никак не рассматривается в рамках экологических требованиях. Все рассматривается за пределами санитарно-защитной зоны, самое главное – это воздействие на население. 

Однако, та земля, которая находится в ареале предприятия – она, к сожалению, в дальнейшем не может использоваться. Эта земля очень загрязняется, и, к сожалению, это требование отсутствует. При переходе на наилучшие доступные технологии этот компонент учитываться должен обязательно. То есть, как вы видите, комплекс вопросов, который позволит снизить негативное воздействие на окружающую среду. Учет шума, вибрации в цехах - эти звуки тоже влияют на внешнюю среду. Снижение аварий – в общем, все-все-все процессы учитываются в рамках технического справочника по наилучшим доступным технологиям и уже предприятия просто выбирают ту технологию, которую они используют, видят, какие требования к ним предписаны. 

Он просто выбирает себе, закладывает, как, обязательно, выполнение, и, в общем-то, это позволяет и предприятию самому определять. Самое главное, что хорошего, перспективного как для населения, для государства, так и для самого предприятия? 

Во-первых, предприятие определяет свою экономику самостоятельно. Сегодня предприятие не может определять свою экономику, оно постоянно зависит от тех нормативов, которые установлены разрешением экологическим. Потому что там идет разделение поквартально, и устанавливаются жесткие лимиты. Все, что превышается – за то наказывается. Переход на комплексные экологические разрешения говорит о том, что предприятие будет платить, пока рассматривается вопрос об освобождении, еще рано говорить, это прерогатива государства. Предприятие само определяет свою экономику, сколько произвел продукции – столько и заплатил за эмиссию. Это гибкий процесс. С другой стороны, предприятию также дается право – сегодня этого права нет.  Чтобы достичь показателей, которые уже определены стандартом, выбирает свои показатели, определяет, составляет свою инвестиционную политику. 

Таким образом, это паритет между государством и промышленностью. Сегодня поднимается вопрос – почему же та плата, которая вносится в государство, никак не используется на улучшение окружающей среды? 

То есть много комплексно вопросов поднимается, и этот вопрос обсуждается тоже и по плате, что местные исполнительные органы должны их использовать обязательно на снижение тоже воздействия на окружающую среду. Предприятия будут строить свою политику экологическую, инвестиционную, чтобы достичь тех показателей, которые действительно показывают, что снижение достигнуто.

Д.Айдаров: А наши тепловые электростанции готовы к внедрению НДТ -  материально и ментально?  

А.Баймаганова: Ментально - готовы. Много станций, с руководством которых мы разговаривали, с сотрудниками, которые непосредственно участвовали во всех этих процессах – они готовы. Материально – ну, это риторический вопрос, все его поднимают также на станциях. Мы, говорят, готовы модернизироваться, если нам пересмотрят тариф. Ведь они зависят от той цифры, того тарифа, который им устанавливает государство.

Д.Айдаров: То есть, если будут предприятия внедрять наилучшие доступные технологии, то это, возможно, повлияет и на тариф за коммунальные услуги?

А.Баймаганова: Как бы да. Обсуждается этот вопрос. Естественно, это же затраты дополнительные. Если нужно поменять какое-то оборудование или целый котел, то это затратное мероприятие, следовательно, ну, куда, расходы лягут – на тариф.

Д.Айдаров: Ранее вы говорили о том, что нужно поставить некую преграду, да, чтобы в Казахстан не привозили устаревшие технологии?

А.Баймаганова: Да.

Д.Айдаров: Какие именно? Есть ли факты уже, что какие-то предприятия применяют или установили технологии, которые уже устарели, то есть, не соответствуют экологическим нормам? 

А.Баймаганова: Мы не являемся органом контроля и надзора. Все определяется при выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду уполномоченным органом и, следовательно, там уже видно, какую технологию завезли. В любом случае, экономика развивается, пусть не такими темпами, но, тем не менее, завозятся технологии и устанавливаются. Мы это будем видеть тогда, когда будут формироваться справочники, где будет собран пул экспертов и представителей промышленного сектора, именно специалисты, которые знают технологию, процессы технологические. И с помощью пула экспертов будет рассматриваться каждая сфера и устанавливаться к этой сфере требования. 

Д.Айдаров: В этом направлении вы с кем тесно сотрудничаете?

А.Баймаганова: Мы сотрудничаем со всеми институтами, и с нашими экспертами, они имеются у нас, эксперты, это наука, это, естественно, промышленные предприятия, отраслевые ассоциации, НПП «Атамекен». То есть, все заинтересованные стороны, государственные органы, естественно. В этом процессе должны участвовать 4 государственных органа, под регулированием   которых находятся та или иная отрасль. 

Поскольку сюда входят не только ТЭС. Мы предварительно посчитали, это порядка около 500 предприятий и порядка 41 или 42 сферы деятельности. То есть, это и птицефабрики, и крупные скотобойни, и свинофермы, горводоканалы, это и наша проблематика с отходами, потому что и птицефабрики, и свинофермы, и горводоканалы – как раз-таки источники, тоже вносят такой негативный вклад, образуя отходы. 

У нас должны очищаться, вот эти очистные сооружения. Вы знаете, сколько примеров, когда работники тех же служб, опускаясь в эти канализации, погибают, потому что там выходит метан элементарно. То есть, очень много, ну, негативных последствий, к сожалению, происходит из-за того, что неправильный подход и не занимаются вопросами утилизации отходов.

Д.Айдаров: Алия Кадыровна, спасибо Вам за интервью. Смотрите наши новости на портале Bnews.kz, я на этом с Вами прощаюсь. Всего доброго и до свидания!  

Новости партнеров
Loading...

Похожие новости