«Государственные закупки: что изменит новый механизм?»

11 Апреля, 2017, 11:00 3788
  • Видео

Уважаемые пользователи!

11 апреля в 11:00 в студии BNews.kz состоялась онлайн-конференция на тему «Государственные закупки: что изменит новый механизм?». Какие основные проблемные вопросы в сфере государственных закупок? Требует ли совершенствования законодательство? Что планируется сделать? Об этом расскажет директор департамента законодательства государственных закупок МФ РК Сабит Ахметов.

Ведущая. Добрый день уважаемые пользователи информационного портала BNews.kz! И я рада поприветствовать в рамках прямого включения из нашей студии. Тема нашей конференции: «Государственные закупки: что изменит новый механизм?». Какие основные проблемные вопросы существуют в сфере государственных закупок? Требует ли совершенствования действующее Законодательство? Что планируется сделать в перспективе? Об этом и не только расскажет гость нашей студии. Позвольте представить вашему вниманию - Директор Департамента законодательства государственных закупок МФ РК Ахметов Сабит Мейрамович. Добрый день!

С. Ахметов. Добрый день!

Ведущая. Спасибо большое, что согласились принять участие в рамках нашей конференции! Сабит Мейрамович, я знаю, что с прошлого года с 1 января 2016 года начал действовать новый Закон о государственных закупках. Непосредственно год прошел и поэтому хотелось бы узнать у Вас о том, с какими достижениями и успехами Вы пришли к этому периоду.

С. Ахметов. С 1 января 2016 года у нас заработал новый Закон о государственных закупках, который был принят и подписан Главой государства 4 декабря 2015 года. Данный Закон в целом был разработан в целях минимизации коррупционных рисков, упрощения процедур закупок и снижения нагрузки на бизнес. К этой работе мы приступили в 2014 году и в рамках разработки Закона в новой редакции, послужит тем, что мир не стоит на месте, а нужно совершенствоваться и менять эту процедуру. Этот Закон, который сейчас работает по счету является четвертым. До этого у нас было 3 Закона в 3-х редакциях. Первый Закон был принят в 1997 году, второй Закон – в 2002 году, третий Закон, который до этого работал был от 2017 года. И все-таки созрела необходимость в разработке нового Закона, с новыми подходами, с новым форматом. С 1 января он заработал. По результатам 2016 года можно уже говорить о результатах. Если сказать в двух словах, если экономия за 2015 год у нас была 43 млрд. тенге, то  по итогам 2016 года экономия составила 143 млрд. тенге. Она у нас в разы увеличилась, увеличилась конкурентная среда, увеличились потенциальные поставщики на один конкурс. Если раньше на 1 конкурс выходили 1-2 потенциальных поставщика, то сейчас среднее количество участников на 1 конкурс составляет около 4-х поставщиков. То есть, когда увеличивается конкуренция, соответственно она влияет и на цену, и на качество, в целом на прозрачность проведения закупок. Если говорить конкретно о достижениях, то главное – это повысилась прозрачность и открытость процедур. Все процедуры у нас переведены на электронный формат, все 100%. Если раньше у нас в электронном формате проводились только запросы ценовых предложений, такой способ конкурса, как аукцион, то сейчас переведены в электронный формат в том числе и один источник, путем прямого заключения договора. Раньше 1 источник у нас проводился на бумажном формате, никто не видел, никто не знал кто и что закупает из одного источника. Сейчас эта информация открыта, у нас есть реестр договоров, который все могут увидеть. У нас есть полностью все способы закупок. Поэтому в этой части у нас все процедуры переведены в электронный формат. Самое главное новшество – это то, что все договора в рамках государственных закупок заключаются в электронном виде. У нас нет бумажных договоров. Единственное у нас бумажные договора применяются там, где государственные закупки, сведения о которых составляет гос. секреты. Они проводятся в бумажном виде. Все остальное в электронном виде. Что это позволило в целом? Вы знаете, одной из больших проблем государственных закупок было то, что многие потенциальные поставщики, признанные победителями, уклонялись от заключения договора. Почему так произошло? Это связано с тем, что все, используя свою электронную цифровую подпись, сидя дома участвовали в закупках, подавали в день примерно на 20-30 лотов. И из этих 20-ти лотов она победителями признавались, примерно в 2-3 случаях. И когда они подавали цену, они смотрели ценовой диапазон и как правило, они, когда становились победителями, ходили на рынок и видели, что цены уже намного выше. Это по ряду причин – девальвация, подорожание тех или иных товарных позиций. И та цена, она не соответствовала рыночным ценам, и они вынуждены были уклоняться от заключения договора. То есть они просто не подписывали договора. И эта была такая порочная практика, срывала все закупки, которые были у нас. Чтобы этого не допустить с введением электронного формата договоров, у нас сейчас нет необходимости доказывать, что он уклонился от заключения договора. Все на портале у нас фиксируется и когда он определяется победителем, когда договор ему поступает для подписания и если он не подписывает в течении 3-х дней, то на 4-й день он сразу находится в реестре недобросовестных. Данная мера в целом дисциплинировала поставщиков. Сейчас они уже прежде чем подать заявку, уже к этому вопросу относятся взвешенно. Прежде чем подать заявку они сопоставляют цены, с рыночными ценами и после этого только подают заявку. Если в 2015 году факт уклонения от заключения в месяц в среднем составлял около 5-6 тысяч, то за весь 2016 год фактов уклонения составляет всего 2 тысячи. И когда мы начали анализировать, факты этих 2-х тысяч, мы выяснили что 1,5 тысячи включены в первый месяц 2016 года. То есть многие не знали новые требования, и они по старинке подавали заявки, становились победителями и не подписывали, думали, что по-старому будут ждать бумажный договор, а как вы знаете, у нас бумажных договоров нету. И они в первый месяц были включены, чисто из-за незнания. То есть, они думали, что по-старому как работали, так и будут работать. А остальные 500 по уважительным причинам – кто-то заболел, у кого-то технические проблемы были. Поэтому в этой части это позволило нам снизить участия недобросовестных потенциальных поставщиков. Кроме того, одним из новшеств у нас стало внедрения в целях повышения прозрачности процедур мы внедрили такой институт – взаимный просмотр заявок. То есть, все потенциальные участники конкурса после вскрытия могли видеть кто какие документы вложил, кто какие сертификаты вложил, чтобы могли сопоставить, и друг у друга увидеть. Раньше, когда они не видели свои конкурсные заявки, заказчик мог кого-то отклонить, а кого-то не отклонить, хотя перечни документов были у всех одинаковые. То есть они могли кого-то отклонить, сказав, якобы у кого-то нету доверенности там, где она и не требовалась, тогда как этой же доверенности не было у того же самого победителя. Эта мера позволила оценивать решения, принимаемые заказчиками, насколько оно вообще обоснованно. Третьим ключевым моментом стало то, что мы установили обязанность заказчиков – подробно и конкретно прописывать причины отклонения. Раньше у нас отклоняли, это действительно злободневный вопрос. Самое частое нарушение заказчика. Раньше, когда они отклоняли они просто говорили, что не соответствие с квалификационными требованиями, а в какой части несоответствие никто не понимал. Они просто не могли его исправить. И в этой части эта норма позволила, и мы сейчас предусмотрели административную ответственность. Если они конкретно не прописывают причины, то они подлежат административной ответственности. Начало 2016 года показало, что заказчики по старинке начали всех подряд отклонять, не указываю конкретно причину отклонения. И после того, как мы начали принимать меры административного взыскания, все начали соблюдать эту норму, что позволило потенциальным поставщикам видя свои причины, могли доработать ее и в течении 3-х рабочих дней ее устранить. Что позволит нам в целом увеличить конкурентную среду. Третьим ключевым моментом стало то, что после подведения итогов мы приостанавливаем закупку на 5 дней. Это делается для того, чтобы потенциальные поставщики, которые были либо отклонены, либо признаны вторыми победителями, чтобы у них была возможность обжаловать действия заказчика. Раньше этого периода ожидания не было у нас и когда заказчик необоснованно отклонял потенциальных поставщиков, определив победителем того или иного поставщика, он сразу в тот же день заключал с ним договор. На следующий день сразу осуществлял поставку и в тот же день они делали оплату. А есть общая установленная норма в Законе, которая гласит о том, что договор о государственных закупках исполнен в полном объеме и надлежащем образом обжалованию не подлежит. То есть его нельзя признать недействительным. Считается, что договор исполнен надлежащим образом. И этим заказчики, как правило, злоупотребляли. То есть, несмотря на то, что по итогам таких конкурсов, жалоба была признана обоснованной, мы уже ничего не могли сделать, поскольку договорные отношения не все были завершены. То есть поставщик поставлял товар, заказчик ему оплачивал и таем самым договор считался исполненным. И не зависимо от того, пришло предписание уполномоченного органа, контролирующего то, чтобы отменить эту закупку или не пришло, уже никак не играло роль, поскольку договорные отношения исполнены.  Чтобы этого не происходило, мы этот период ожидания и определили. После итогов 5 дней все ждут жалоб. Если жалоба поступает, то мы говорим о том, что после 10 рабочих дней контролирующий орган должен проверить обоснованность и принять решение. И он принимает 2 решения. Либо он отменяет закупку, либо он говорит, что доводы, указанные в жалобе они не подтверждают. То есть вот эта норма позволила защитить интересы и законные права потенциальных поставщиков. Кроме того, мы внедрили такой институт предварительного обсуждения конкурсной документации. Это тоже одно из наиболее часто совершаемых нарушений заказчиками, когда они затачивают конкурсную документацию под конкретного поставщика. Условно говоря, либо устанавливают невыполнимые условия. Раньше они злоупотребляли следующим. Условно говоря, приобретение какого-либо товара, изготовление которого требуется как минимум месяц-два, они указывали в технической документации срок поставки 2 дня. Хотя, чтобы поставить такой товар надо сперва заказать, завод-изготовитель должен его заказ принять и поставить на производство, что займет месяц-два. После этого есть логистика, транспортные временные затраты. Поставка таких товаров занимает 2-3 месяца. Тогда как заказчик устанавливает 2 дня. Это к чему приводило? То есть, не начиная конкурс, допустим нерадивые заказчики договаривались с поставщиками, говорили давайте начинайте заказывать этот товар, поставлять этот товар, привозите и они у себя его держали. Просто они формально проводили конкурс, устанавливали требования – 2 дня и к этим условиям попадал только один поставщик. А у нас в Законе есть прямая норма, что подача заявки на участие в конкурсе является согласием со всеми условиями конкурсной документации. Если там написано - 2 дня, то если я подаю заявку, я даю согласие, что я за 2 дня этот товар поставлю. И как правило на такие закупки подавалась только одна заявка, поскольку другие не могли попасть под эти условия в целом из-за этих требований, которые не могли исполнить. Вот эти новшества они были в целом направлены на открытость, прозрачность, чтобы в целом были инструменты в части обжалования, контроля, и результатами которых является экономия, увеличение конкурентной среды.

Ведущая. Спасибо большое, Сабит Мейрамович! Несмотря на то, что были произведены такие серьезные изменения, наверняка остались какие-то проблемные зоны. Можете их обозначить, пожалуйста?

С. Ахметов. Да, у нас оно было и сейчас остается. Главная проблема – это у нас большая доля закупок из одного источника. У нас есть 4 способа закупок. 1 способ – это запрос ценовых предложений, самый простой способ закупок. Это, когда победитель определяется на основе цены. Главным критерием определения победителя является цена. 2 способ закупок, самый распространенный – это отрытый конкурс. Это, когда устанавливаются квалификационные требования, требования к конкурсной документации, по технической спецификации, по характеристикам. 3 способ – это аукцион. Победитель также определяется на основе наименьшей цены. И 4 способ закупок – это способ из одного источника. У нас один источник разделяется на 2 вида. Это по несостоявшимся конкурсам и конкурс путем прямого заключения. У нас один источник занимает, можно сказать, больше половины всего объема государственных закупок. Если, допустим, общий объем государственных закупок ежегодно в среднем составляет 3,2 трл. тенге, то около 1,8-2 трл. тенге составляет один источник. Это очень большая сумма. Наша задача и наш главный критерий работы – это снижение этой доли из одного источника. Поскольку, для меня один источник – это не прозрачно, это не справедливо, поэтому мы планируем увеличить конкурентные способы закупок. Это первая большая проблема. Вторая проблема – обеспечение соотношение цены и качества. Есть обоснованная критика в сферу госзакупок, когда говорят о том, что приобретается некачественный товар, либо стоится некачественный объект, школы, жилищное строительство. На то есть ряд причин. И поэтому нашей главной задачей является обеспечение этого соотношения цены и качества. Это тоже одна из больших проблем. И третья проблема – это конечно же коррупция. Сфера госзакупок не только у нас в Казахстане является коррупционной, но и во всем мире. Она естественна. Потому что государственные закупки связаны с большими деньгами, а там, где большие деньги имеет место коррупционные риски. Поэтому есть 3 ключевых проблемных вопроса над которыми мы сейчас работаем и будем работать. Эти проблемы будут всегда, но наша задача минимизировать все эти вопросы.

Ведущая. Скажите, требуется ли совершенствование законодательства в этом направлении? И какие предложения есть?

С. Ахметов. Законодательство о государственных закупках требуют постоянного совершенствования. Когда мы приняли Закон, сейчас мы готовим ряд поправок в Закон. И когда многие эксперты нас критикуют, говорят о том, что мы очень часто вносим изменения в законодательство о государственных закупках. Я хочу сказать, что это естественно и это правильно, что мы вносим изменения. Потому что, когда мы устанавливаем те или иные требования, как со стороны бизнеса, как со стороны закупающих организаций есть лазейки. Эта сфера она такая, она всегда требует вмешательства, чтобы эти лазейки перекрыть и требует постоянного совершенствования. К примеру, в реализации Закона у нас есть подзакон, которые регулируют в целом закупки, есть правила осуществления закупок №6-48, который утвержден Приказом Министра Финансов РК. Также после принятия Закона мы уже 4 раза внесли изменения в эти правила. Почему? Потому что все-таки правило-применительная практика показывает те или иные недостатки, те или иные вещи, которые надо устранить и в этой связи мы постоянно его усовершенствуем.

Ведущая. Вообще сама сфера применения государственных закупок в мировом сообществе достаточно распространенная. Поэтому хотелось бы узнать применяется ли вами международный мировой опыт и если проводить соотношение с другими странами, то на каком месте находится Казахстан?

С.Ахметов. Действительно, при разработке в целом Закона о государственных закупках мы все равно сопоставляем его с мировой практикой. Вы знаете, что Казахстан является членом Всемирной Торговой Организации. Когда мы вступали в ВТО, мы взяли на себя ряд обязательств. Главным обязательством в рамках гос. Закупок было предоставление равной возможности независимо от местонахождения потенциального поставщика, так называемый национальный режим. То есть, мы не должны давать преимущества своим отечественным товаропроизводителям – это главное требование ВТО. Все поставщики, независимо от его местонахождения, они должны иметь право на условия для участия в гос. закупках. Кроме того, мы являемся членом Евразийского Экономического Союза. У нас есть Договор, где есть приложение № 25 – Протокол о урегулировании закупок в странах ЕАЭС. Там также есть требования национального режима, что мы предоставляем равные возможности. Поэтому, хотел сказать, что мы при формировании политики в сфере гос. закупок ориентируемся на эти обязательства. Что касается в целом передового опыта, то сказать, что какой-то опыт лучше другого нельзя. В Великобритании, например, сильно развита система контроля обжалования. Например, в Южной Кореи сильно развиты электронные процедуры закупок, но слабая система контроля обжалования. В какой-то стране сильно развито планирование, но слабые другие этапы. Поэтому сказать, что №1 та или иная страна тоже нельзя. Но что касается Казахстана, мы можем смело сказать, что в постсоветском пространстве, в странах СНГ в системе госзакупок мы занимаем одно из лидирующих мест. Потому что у нас все государственные закупки, за исключением государственно-секретных закупок, переведены в электронный формат 100%. Начиная от планирования, заканчивая оплатой. А вы знаете, что система гос. закупок состоит из нескольких этапов. Первый этап – это планирование, выбор поставщика, заключение договора, исполнение договора и оплата.  Все эти этапы мы полностью перевели на электронный формат. Мало того, что мы перевели эти этапы на электронный формат, у нас все способы закупок переведены также в электронную форму. Для примера, в сравнение можно сказать, в Российской Федерации на электронный формат переведено всего 40%, в Республике Беларусь – 50%. И когда они говорят, что электронный форма, все-таки электронным форматом его называть не совсем приходится. Например, в Армении, когда они говорят, что у них электронный формат закупок, когда они подают заявки в скан варианте, они доносят ее в бумажном виде. То есть говорить о том, что это электронный формат, тоже не приходится. Что касается нас. У нас есть электронная цифровая подпись, нам не надо доносить в бумажном виде оригиналы, поскольку согласно Законодательству Казахстана, электронная цифровая подпись приравнивается к оригиналу подписи. Также и в Киргизии, у них нет электронной цифровой подписи. Они используют логин и пароль. Но эта система уязвима с точки зрения конфиденциальности. И идентифицировать Иванов это или Петров не приходится, это не учтено этим требованием. Поэтому в этой части мы можем сказать, что помимо того, что у нас все переведено на электронный формат, у нас все процессы полностью расписаны и у нас минимизированы коррупционные риски в части своего толкования. У нас есть проблемы в гос. закупках в части именно некоторых отраслей. Гос. закупки – это требования по процедурам, но у нас есть приграничный отрасли, которые также влияют на гос. закупки. Условно говоря, сфера строительства. Она регулируется отдельным Законодательством, у них есть свой Закон об архитектурной деятельности, есть масса подзаконных актов. И когда мы говорим о том, что у нас гос. закупки в сфере строительства вызывают критику в части качества строительства, она все-таки также связана в целом и с Законодательством строительной деятельности, которое тоже требует совершенствования.

Ведущая. Спасибо, Сабит Мейрамович! В самом завершении, хотелось бы услышать, что планируется сделать в этой области для развития государственных закупок?

 С.Ахметов. У нас сейчас проводится большая работа в рамках Послания Главы государства – Третья Модернизация. В рамках Послания Главы государства перед Министерством финансов РК в сфере гос. закупок поставлено 2 задачи. 1 задача – это внедрение единой системы государственных закупок по принципу централизованной службы. И 2 задача – это кардинальный пересмотр закупок в сфере квазигосударственного сектора, естественных монополий и недропользователей. Сегодня ведется работа по созданию единой IT-платформы. Это делается для бизнес-сообществ. Чтобы было удобно бизнесу заходить не в отдельно на сайт гос. закупок, на сайт национальных компаний, недропользователей и субъектов естественных монополий, а зайти в единую точку доступа, чтобы поставщику было видно все виды закупок, независимо от принадлежности. И в этой части ведется работа. Также ведется работа по централизации закупок. Чтобы в целом повысить эффективность закупок мы хотим по ряду позиций объединить эти закупки и сделать это централизованно. Это первая задача перед нами стоит. Вторая задача – это продолжение и дальнейшее усовершенствование электронных закупок. Мы хотим полностью перевести на электронный формат систему обжалования. То есть сейчас нами разрабатывается функционал на web-портале, это подача электронных жалоб, с использование электронной цифровой подписи. Он может там же на портале подать жалобу на действия заказчиков. Это тоже один из глобальных вопросов. И третье – мы сейчас вырабатываем иные критерии отбора поставщиков. Как я сказал, одной из больших проблем является большая доля одного источника, когда у нас признается много конкурсов несостоявшимися из-за того, что, действительно, многие потенциальные поставщики не могут подтвердить свои квалификационные требования в виду того, что есть ряд требований, которые подтвердить очень сложно. Поэтому мы предлагаем перейти на другие критерии. Первое – это сделать акцент на опыт работы, второе – коэффициент нагрузки, то есть мы будем исходить из того, плотит ли поставщик налоги или не плотит. И этот коэффициент нагрузки будет влиять на цену, что позволит ему стать победителем. И третье – это в целом наличие его материально-технической базы, посмотреть на его платежеспособность, на его финансовую состоятельность. И определять победителями более качественно.

Ведущая. Спасибо большое, Сабит Мейрамович за сегодняшнюю беседу, за Ваши ответы! Я думаю, что у нас будет повод встретиться и уже обговорить о результатах непосредственно того, что запланировано, ну и конечно же хочу пожелать удачи и успехов! 

С.Ахметов. Спасибо!

Ведущая. Уважаемы пользователи, вам хотелось бы напомнить, что за самой достоверной и правовой информацией вы можете обращаться на информационный портал BNews.kz. Всего доброго, до новых встреч!

Похожие новости