Как государство поддерживает казахстанских бизнесменов

28 Марта, 2019, 17:23 1146
  • Видео

   

Каким бизнесом занимаются граждане, как предприниматели могут получить ответы на актуальные вопросы и сколько дней есть у бизнесменов на исправление нарушений, рассказал директор департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики Асланбек Джакупов.

Это BNews Online. Меня зовут Салтанат Уайс. Сегодня в студии в гостях директор департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики – Асланбек Джакупов.

С.Уайс: Асланбек, здравствуйте!

А.Джакупов: Здравствуйте!

С.Уайс: Расскажите, пожалуйста, какие меры по развитию бизнеса сейчас предпринимаются в Казахстане? Как известно, с начала этого года на смену выборочных проверок пришел новый институт профилактического контроля. Расскажите подробнее об этом институте.

А.Джакупов: Меры, предпринимаемые государством очень обширные, они идут практически по всем фронтам регулирования. Это и в сфере налогов, в сфере совершенствования торговой деятельности, и инвестиционной деятельности. Последние законы приняты в сфере рекламы. И принят обширный закон по совершенствованию регулирования предпринимательской деятельности, подписанный Главой государства в прошлом году. Часть этих норм вступает с начала этого года. И вот тот институт, который вы отметили – институт профилактического контроля как раз-таки предусмотрен в законе. Что оно из себя представляет? Представляет он следующее, что сегодня проверяющие будут действовать не из соображений, чтобы выявить какое-то правонарушение и наказать, а из соображений того, чтобы выявить те или иные требования, которые не соответствуют законодательству, требованиям безопасности и будет способствовать устранению этих нарушений. То есть предпринимателю будут давать определенное количество времени, по итогам проверки предприниматель должен устранить нарушения. И там есть такая особенность, что три группы нарушений у нас предусмотрено: значительные, незначительные и грубые. Если же незначительные и значительные нарушения, то в этом случае предпринимателю достаточно направить уведомление о том, что он просто устранил эти нарушения. В этом случае проверяющий уже даже не придет к нему повторно перепроверять. Если же это нарушения грубого характера, которые связаны с безопасностью гражданина или напрямую влияют интересам государства, то в этом случае проверяющий повторно приходит перепроверить те или иные требования. Насколько они исправлены.

С.Уайс: А какой срок дается для исправления замечаний/нарушений?

А.Джакупов: Минимальный срок - менее десяти рабочих дней. Но если эти требования связаны с более длительным сроком, предприниматель может продлить этот срок, обратившись в уполномоченный орган. Уполномоченный орган рассматривает и продлевает эти сроки. У нас также сокращены сроки проведения самих проверок, что является одним из больших шагов в совершенствовании проверочной деятельности государственных органов. Они сокращены вдвое, если раньше предпринимателя проверяли в течение 30 рабочих дней, то сегодня этот срок сокращен ровно наполовину, то есть это по выборочному, по профилактическому контролю и по особому порядку. У нас есть особый порядок проведения контроля и профилактического контроля. Здесь сокращены вдвое, то есть 15 рабочих дней. Внеплановые проверки сокращены втрое. Если раньше было 30 рабочих дней, то теперь 10. Это, наверное, такой значительный шаг навстречу предпринимателям. Государство пошло на эти шаги намеренно. Теперь конечно же очередь бизнеса осознать ответственность и повысить качество предоставляемых услуг, предоставляемых товаров перед потребителями.

С.Уайс: А сколько проверок было с начала этого года?

А.Джакупов: По итогам первого квартала только по профилактическому контролю было проведено порядка 10 тысяч мероприятий. Это говорит о том, что, например, если в прошлом году по 10 тысячам вот таких проверок были бы наказания в отношении бизнеса, то в этом году 10 тысяч профилактического контроля. Институт профилактического контроля способствовал не наказанию, а просто исправлению правонарушений, то есть предпринимателя предупреждали, предприниматель исправлял эти правонарушения. Значительная нагрузка в отношение бизнеса снижена, уже мы видим результаты, что снижена в связи с введением профилактического контроля. По итогам года, я думаю, что мы выйдем еще к лучшим результатам.

С.Уайс: Чем сейчас занимаются казахстанцы? Просто мы видим, например почти на каждом углу донерные, магазины, какие еще отрасли?

А.Джакупов: Эти отрасли, о которых вы говорите, в большей степени конечно же превалирует оптово-розничная торговля, то есть, когда люди задумываются об открытии какого-то бизнеса, сразу приходит мысль открыть магазин, продавать какие-то товары, либо открыть какой-нибудь фаст-фуд, ресторан, кафе и т.д, связанный с общественным питанием. Я считаю, что в этом ничего такого плохого нет, наоборот, это очень хороший показатель. Это свидетельствует о том, что сегодня уже люди при открытии того же магазина либо кафе/ресторана не задумываются об административных барьерах. Если раньше для открытия ресторана, кафе нужно было проходить кучу согласований в органах СЭС, пожарной безопасности, то сегодня всего этого не нужно. Направляешь уведомление, если у тебя кафе до 50 мест для посетителей, то в этом случае достаточно отправить уведомление и заниматься своей деятельностью. Он просто как субъект СЭС находится и впоследствии уже согласно системе оценки рисков к нему приходят и просто перепроверяют, в случае если есть внеплановая жалоба и т.д.

С.Уайс: А вы сами хотели бы уйти в бизнес?

А.Джакупов: В бизнес? Конечно, как и каждый, наверное, гражданин когда-то об этом задумывался. Потому что, когда речь идет о том, какой путь себе выбрать, всегда люди думают, чем заняться для себя, может в сферу бизнеса пойти, может в сферу госслужбы, либо еще в какую-то. Я для себя выбрал путь, который связан именно с государственной службой, и он не позволяет параллельно вести деятельность в сфере бизнеса. Поэтому я об этом не жалею, а наоборот интересно, когда способствуешь людям, снижаешь административные барьеры и тем самым способствуешь открытию бизнеса в нашем государстве.

С.Уайс: В феврале этого года в Алматы проходило окно для открытого диалога, это своеобразная такая площадка, как общественная приемная для бизнесменов, где предприниматели могли прийти, получить консультацию и задать волнующие вопросы. Можете рассказать об этой площадке подробнее? Какие итоги были, какие вопросы задавали бизнесмены? 

А.Джакупов: Министерство национальной экономики взяло ориентир на выстраивание открытого диалога с предпринимателями, мы специально едем в регионы, обсуждаем те насущные проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели и это скажу открыто, дает соответствующий результат. Больше понимаешь, какие есть сейчас проблемы, над чем стоит работать и что отрадно, что предприниматели открыто идут на диалог и способствуют решению этих проблем. В целом, если говорить по городу Алматы, то у нас все проблемы не расскажешь. Там порядка 500 предпринимателей обращались с различными просьбами и отличительной особенностью именно нашего открытого диалога от простых общественных обсуждений заключалось в том, что если предприниматель имеет какие-то претензии к тому или иному разрешительному государственному органу или претензии в той части, что его проверили необоснованно, то в этом случае он там же на общественной приемной имеет возможность написать жалобу, по итогам которой сразу возбуждались внеплановые проверки. Что касается проблем выявленных, много проблем выявлено, сделана соответствующая дорожная карта по решению тех или иных проблем. Они касались и сферы строительства, и земельных отношений, и парковочных мест, которые сегодня в Алматы предусмотрены.

Задавались вопросы таможенного характера. Предприниматели обращались с такими вопросами, что вот у меня есть земля, мне земельная инспекция выставляет требования, если я на этой земле ничего не построю, то в этом случае у меня отберут землю в течение года. Что касается того, когда он хочет что-то построить, он обращается в управление строительства, ГАСК предположим. Но управление строительства либо архитектура отказывает в согласовании этих документов. Такие вопросы решались на месте, то есть два управления садились, согласовывали вместе с этим предпринимателем и приходили к единому мнению, консенсусу.

С.Уайс: Совсем недавно Министерство здравоохранения предложило запретить рекламу фастфудов, вредной пищи, ограничить курение в общественных местах, специализированных местах, даже в личных автомобилях и более того скрыть с прилавков табачные изделия. Как вы относитесь к этому? Какая ваша позиция?

А.Джакупов: Я сразу хочу оговорить, что в целом я являюсь, наверное, ярым сторонником здорового образа жизни, но здесь вопрос такой, у нас вообще в целом запреты не всегда способствуют решению проблем, то есть, несомненно, все мы понимаем, что нужно бороться с табакокурением, мы должны выстроить, вырастить здоровую нацию, но какими методами. У нас в целом 3-4 года назад был запрет курения в общественных местах, государство сказало ресторанам, что вы должны закрыть все курильные залы и сделать отдельно курильные комнаты. Рестораны на это пошли, сделали специальные комнаты, но не везде мы достигли результата, то есть на сегодняшний день по-прежнему имеются курильные залы. Здесь и само Министерство здравоохранения признает проблему, что те требования, которые выставлены, они не все реализованы. Теперь же государство говорит о том, что мы должны закрыть все залы, опять же меняем правила игры и вообще всех получается вывести на улицу. Здесь наша компетенция как Министерства национальной экономики заключается в том, чтобы просчитать издержки бизнеса, то есть, что потеряет бизнес от таких запретов и как подобные запреты сделать более безболезненными для бизнеса. Это получается, если элементарно так сказать, сколько курильных комнат нужно демонтировать, какие это повлекут затраты для бизнеса и достигли ли мы главное той цели в решении этих проблем, то есть для общества. И второе, там тоже идет запрет касательно кальянных залов. Вот сегодня этого регулирования нет. Вы знаете, что у нас есть кальянные залы, кальянные рестораны отдельные. И их одномоментно закрыть с принятием закона мне представляется не совсем правильным. То есть мы же не знаем, вдруг есть люди в бизнесе, которые взяли кредит, открыли зал, который на сегодня допускается государством, кальянный ресторан. Должен быть какой-то определенный переходный период и все эти вещи мы должны рассчитать. Не так, без расчетов, без просчетов запретить все, вот в этом заключается вся позиция министерства нашего, чтобы было умное регулирование. Не так, что спонтанное и карательное.

С.Уайс: Спасибо большое вам за интервью.

А.Джакупов: Спасибо большое вам за проявленный интерес к нашей деятельности и к сфере развития бизнеса.

С.Уайс: Желаем вам плодотворной работы. Сегодня в студии в гостях был директор департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики Асланбек Джакупов.

Похожие новости