«Как новый Налоговый кодекс отразится на развитии МСБ?»

23 Августа, 2017, 15:00 1096
  • Видео

Уважаемые пользователи! 23 августа в 15:00 в студии BNews.kz пройдет онлайн-конференция на тему «Как новый Налоговый кодекс отразится на развитии МСБ» с участием заместителя председателя правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Рустамом Журсуновым.  

Ведущая. Это онлайн-конференция информационного портала BNews.kz. Меня зовут Мадина Аргын. Здравствуйте! В Министерстве национальной экономике завершили работу над проектом нового Налогового Кодекса. Как отметил в ходе публичной презентации документа вице-министр Руслан Даленов, - главный тренд – это защита добросовестного бизнеса. Основой обновленного налогового документа стали предложения Национальной Палаты предпринимателей РК «Атамекен». О том, насколько Налоговый Кодекс отвечает требованиям казахстанского бизнеса мы поговорим сегодня с Заместителем Председателя Правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Журсуновым Рустамом Манарбековичем. Рустам Манарбекович, здравствуйте!

Р.Журсунов. Добрый день!

Ведущая. Я рада приветствовать Вас в нашей студии! Тема налогов и в том числе, налогового кодекса на протяжении полугода не дает покоя умам и сердцам многих представителей отечественного бизнеса. Один из самых распространенных вопросов, который возник после презентации данного обновленного налогового кодекса, о том, что большую часть проверок отдадут на аутсорсинг. То есть, бизнес сам будет проверять себя.

 Р.Журсунов. Смерть и налоги — это неизбежно, особенно для бизнеса. Поэтому изменение налогового законодательства является наиболее актуальной темой, которая сейчас обсуждается. В стенах Национальной палаты, буквально сегодня, было селекторное совещание со всеми регионами, обсуждали вопросы НДС. В целом, процесс подготовки этого налогового кодекса кардинально отличается от предыдущих. Я был участником подготовки нового налогового кодекса 2001 года, 2008 года, 2009 года. В тот период не было Национальной палаты. Как говорит мой коллега – Руслан Ерболатович Даленов, - его писали также налоговики, то наврядли получилось что-то новое. Мы провели серьезную аналитическую работу и изучили международный опыт. Налоговый кодекс отражает те экономические отношения и те экономические реалии, которые сейчас есть. Если вспомнить налоговый кодекс 2009 года основой был доход от стабильности нефтяных контрактов, потому что были высокие цены. Было увеличение социальной ответственности государства, этим были вызваны потребности бюджета и дополнительное изъятие фискальных вещей. Сегодня экономические реалии другие. Цены на основные ресурсы, энергометаллы сжались. Соответственно структура фискальных изъятий изменилась и назрело дальнейшее совершенствование налоговых отношений. Что мы предложили от лица бизнеса? Мы предложили свою повестку и это очень важно. Там 3 основных Блока. Первый блок – философия и идеология. Мы, как представители нашего бизнеса уверены и это подкреплено гражданским и предпринимательским кодексом, что бизнес априори добропорядочен. Человек не начинает заниматься бизнесом для уклонения от уплаты налогов. Он занимается бизнесом, чтобы получить прибыль, чтобы создать рабочие места. Чем больше будет богатых людей, тем богаче будет Казахстан. Оптимизация уклонения от уплаты налогов – это уже второй и третий вопрос. Бизнесу нужны чёткие и понятные правила. Если я все исполняю добропорядочно, ко мне не должны применяться никакие меры воздействия контроля и т.д. Я разговаривал с бизнесменами и постоянно получаю некие цифры. Сколько нужно времени в день своему бизнесу? Они уделяют бизнесу 30-40%, остальное время мы находимся в разговоре с гос органами. Это очень сильно отвлекает. И поэтому нам удалось добиться признания того, что бизнес изначально добропорядочен.  У нас нет цели уклонения от уплаты налогов. Исходя из этого посыла пошли развиваться другие вещи, которые связаны с системой управления рисками. Я начинаю с этой стороны потому что система управления рисками – это все-таки скелет, в отношении которого осваиваются мышцы. Поэтому для того, чтобы дать возможность очень эффективно распределять государственные ресурсы, в частности, контроль, мы предложили расширить перечень альтернативных налоговых проверок. Чуть более 2% бизнесменов поверяют. Если даже захотят проверит всех, это невозможно. Мы говорим, что для бизнеса необходима стабильность и понимание, что завтра не придут и не проверят. Мы предложили расширить альтернативный аудит. Сейчас он есть. Но он есть только при ликвидации, если оборот не превышает 120 МРП. Если обратиться к статистике, по итогам прошлого года, всего по стране было 8 аудитов. Это показатель того, что этот институт не работает. Первая причина – это ответственность аудитора. В случае, если налоговый инспектор сочтёт, что аудиторы не соответствуют законодательству, то аудиторскую компания отзывает лицензию.  Второе – нужно разграничиваться ответственность аудитора и налогоплательщика. Третье – нужна четкая методология. Этого не было раскрыто, поэтому этот институт не пошёл. Более того, мы предлагаем проверку субъектов малого бизнеса передать на альтернативу. Решение окончательное ещё не принято. Мы, беседуя с коллегами с Комитета государственных доходов, думаем что если всего 2% проверяют, а альтернативный налоговый аудит будет сейчас проверять, то это приведёт к повышению налоговой культуры, это двойной контроль, это уверенность собственника, что его бухгалтерия правильно ведётся. Ничего не мешает налоговикам прийти и перепроверить выборочно. Здесь повышается Налоговая культура, повышаются знания налогового законодательства. Именно в этой связи, мы предлагаем расширение альтернативного налогового аудита. Главный вопрос в инфраструктуре, кто будет проводить этот альтернативный налоговый аудит.

Ведущая. Какие-то специальные компании или будет независимый институт?

Р.Журсунов. В мире везде по-разному, все зависит от налоговой культуры. Во многих странах есть саморегулируемые организации, которые называются Палата налоговых аудитов, Палата налоговых консультантов. Суть из в том, что ты не можешь практиковать налоговое право и налоговые вопросы, если ты не зайдёшь в цеховой клуб. Для того, чтобы зайти туда, необходимо сдать квалификационный экзамен, нужно принять на себя определённый репутационные этические норма профессий. Сейчас зачастую квалификация иных консультантов настораживает. Налогоплательщики получают не качественную консультацию. Если сейчас государство будет делегировать часть этих функций, соответственно мы должны воспитать инфраструктуру, выработать морально-этические нормы, методологию и стандарты. Тогда это полноценно заработает. Именно поэтому мы предложили параллельно с налоговым кодексом необходимо разработать закон о налоговых консультантах. Что в свою очередь повысит налоговую ответственность, культуру. Заявляется, что в 2020 году будет всеобщее декларирование. Как вы думаете, сколько новых налогоплательщиков появится в Казахстане, которые будут сдавать ежегодно отчетность?

Ведущая. Наверное, это будут десятки тысяч.

Р.Журсунов. По разным подсчетам, в среднем, эксперты останавливаются на цифре 11 млн. Каждый из нас должен будет сдавать декларацию о своих доходах и расходах. Кто будет простым людям помогать заполнять? Даже я, работая на гос службе, приглашал налоговиков, чтобы они мне помогали. Поэтому нужно создать такой кластер профессиональных людей, которые будут этим заниматься.

Ведущая. Нужно создать пособие, либо упростить систему, чтобы всем было понятно.  

Р.Журсунов. Это риторический вопрос. По-моему, должен быть специальный кластер людей. Когда вы хотите оценить своё имущество, вы же не берете методичку по оценке, вы идёте к оценщику. Это профессиональное сообщество и требования должны быть, как во всем цивилизованном мире. Это очень глубинные вопросы, и мы именно на этом качественном уровне поднимаем эти вопросы.

Ведущая. Поступил такой вопрос. «Все неясности и неточности будут толковаться в пользу налогоплательщиков. Как это понимать?»

 Р.Журсунов. Понимать буквально. У нас новый закон. Давайте начнём со статистики. С 2009 года порядка 2350 – 2500 статей налогового кодекса изменили.  За 9 лет мы поменяли налоговый кодекс 16 раз, 3 раза переписали налоговый кодекс. Вы строите завод с окупаемостью 5 лет, берёте многомиллионные кредиты. Мы говорим, что изменение налогового законодательства – это прерогатива государства. Нам нужны чёткие правила и эта норма помогает нам. Благодаря нашей активной работе, с 1 июля текущего года внедрили институт налоговых апелляций, я – член этой апелляционной комиссии. Мы уже 2 раза заседали. На этой Комиссии зачастую ставят вопрос неурегулированности. А после вступления этих изменений, я буду говорить, как член Комиссии, что все трактуется в пользу налогоплательщика, не штрафуйте. Государство всегда может скорректировать, а налогоплательщику нужна понятная и чёткая картина. Это есть во многих странах мира. Это составная часть принципа добросовестности.

Ведущая. А можно какой-то живой пример из вашей практики апелляционной комиссии?

Р.Журсунов. При правительстве есть консультационный совет, который возглавляет Премьер-Министр РК. Раньше все такие вопросы выносились на уровень    Премьер-Министра. Один из наиболее ярких примеров, это курсовая разница. Когда вы берёте заемные средства и если у вас возникает курсовая разница, то вы относите ее на вычеты, уменьшаете своё налоговое обязательство. Прошла девальвация и у людей появилась большая курсовая разница. Можно ли эти убытки отнести на вычеты? Мы говорим – можно, налоговики – нет. И мы поднимаем этот вопрос до уровня Премьер-Министра, где принимается справедливое экономическое решение. Эта неясность трактуется в пользу налогоплательщика.

Ведущая. В любом случае, рынок диктует свои правила игры.

Р.Журсунов. Естественно. Экономика более эластична и подстраивается быстрее, чем законодательство.

Ведущая. Я напомню, что сегодня мы обсуждаем, как новый налоговый кодекс отразится на развитии малого и среднего бизнеса Казахстана. Сегодня у нас в гостях заместитель Председателя Правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Журсунов Рустам Манарбекович. Ещё такой вопрос. Что такое налоговый кредит? Объясните нам простыми словами как это будет применимо к нашему казахстанском бизнесу.

Р.Журсунов. Финансово-хозяйственная деятельность и уплата налогов — это постоянный процесс. У вас иногда возникает задолженность по налогам и у вас нет денег, чтобы покрыть. Вы обращаетесь в налоговый орган за отсрочкой, для того, чтобы налоговики дали возможность сложные времена пройти. Это гуманно со стороны государства. Это все касается прошлых периодов, когда у вас есть налоговое обязательство. Предположим такую ситуацию, что вы крепко стоите на ногах и говорите зачем продавать муку, я куплю оборудование и буду делать спагетти. Это большая прибыль и вы инвестируете. Например, продавая муку, ваше налоговое обязательство составляли миллиард тенге в год. А если вы построите завод, налоговые обязательства будут миллиард триста. Вы задраили часть своего имущества, привлекли кредит, но вы за 1 день не выйдите на рынок. Это достаточно сложный период, занимает 2-3 года. Но при этом налоговое обязательство у вас уже возникает миллиард триста. Прирост 300 млн тенге государство предлагает сейчас не платить, а заплатить через 3 года, но при этом пеня будет начисляться с понижением 0,5, то есть в 2 раза меньше. Это будет выгоднее, чем кредит в банке для тех отраслей экономики, которые вкладываются в новое производство. По сути вы берёте кредит у государства. Это работает во многих странах мира. Это является одним из фискальных механизмов стимулирования, расширения налоговой базы. Надо не забывать, что у налогов есть несколько функций. Мы иногда забываем, что помимо фискальной карательной функции, есть ещё стимулирующая функция фискальной политики налогов. Это один из тех инструментов, который помогает развивать бизнес, расширять налоговую базу и к конечному счету – государство получает больше налогов.

Ведущая. Хорошо. Можно 2 слова о трёхуровневой системе управления рисками? Что она из себя представляет?

Р.Журсунов. Я бы не называл ее трёхуровневой системой. Мы с коллегами очень часто на эту тему разговариваем. 73 тысячи проверок будут сокращать, переходить на систему управления рисками. У нас, как у налогоплательщиков, возникает вопрос – какая же эта система управления рисками? Очень сложно управлять своим профильным риском, когда ты не знаешь его структуру. Мы достигли этого компромисса. Система будет комбинированная. Там будет открытая и закрытая части. Закрытая часть – это больше оперативно-следственная информация, в отношении каждого налогоплательщика. Эта база заложена в проекте изменений. Должна быть открытая часть, которую любой гражданин общества посмотрит. Допустим, какой коэффициент налоговой нагрузки в Алмалинском районе города Алматы среди торговых предприятий? Какой средний коэффициент средней налоговой нагрузки нефтяных компаний в Атырауской области? Для чего это нужно? Я, завтра, работая в Алмалинском районе на торговом предприятии, смотрю коэффициент налоговой нагрузки среди всех магазинов этого района, приглашаю бухгалтера и спрашиваю, почему у нас в 2 раза меньше? Я понимаю, что это находится в зоне риска и спрашиваю, не сильную ДИ мы налоговую политику ведём? Каждый будет смотреть, чтобы быть в допустимом отклонении. И это тоже элемент налоговой культуры. Второй раздел, который мы видим – это та информация в системе управления рисками, которую сам налогоплательщик в своём кабинете может видеть. Но никто, кроме налоговика и меня, не может его видеть. Соответственно, когда я захожу в кабинет налогоплательщика, я вижу - красный, зелёный, желтый. Когда меня оценили в красный уровень, естественно, у меня будут вопросы. Я приду в налоговый комитет, и мы разберёмся в чем причина. И я смогу увидеть причину моего профиля в глазах налоговиков. Будет переход от карательных вещей к мотивационным вещам. Более того, мы договорили, что будут некие элементы, которые будут плюсоваться к профилю риска. Если я использую контрольно-кассовую машину- плюс 5 баллов, если я выписываю электронные счета-фактуры – плюс 5 баллов, если я провожу альтернативный налоговый аудит – плюс 5 баллов. Тем самым я открываю свою информацию, делаясь более прозрачным, управляя своим профилем риска. В том случае ко мне не будут приходить. И последнее, что я хотел отметить по профилю риска. В чем сейчас проблема со лжепредпринимателями?  Мы договорились, что будут функции, когда вы с кем-то заключаете контракт, вы вбиваете ИИН и вы увидите цвет. Если это красный цвет, то у вас будут возникать вопросы – стоит ли с этим контрагентом работать? И это позволит принимать правильные управленческие решения. А если зелёный, то у него хорошая история, понятный профиль риска. Сейчас я вам рассказал о контурах, о принципах. Они заложены в положениях налогового кодекса. Будет приниматься Постановления Правительства, где все детально будет прописываться. Мы, как Национальная палата, будем очень внимательно за этим смотреть.

Ведущая. Я напомню, что сегодня мы говорили о том, как новый налоговый кодекс отразится на развитии малого и среднего бизнеса. К сожалению, наше эфирное время подходит к концу. Я напомню, что у нас в гостях был заместитель Председателя Правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Журсунов Рустам Манарбекович. В студии работала Мадина Аргын. До свидания! 

Читайте также

Рекомендуем
Чем опасна покупка лекарств без рецептов, рассказала столичный врач 513

Похожие новости