Маркировка товаров, опасных для здоровья, станет обязательной

17 Января, 2019, 12:26 3358
  • Видео

Как технология блокчейн поможет госорганам в борьбе с «серыми схемами», рассказал вице-министр финансов Руслан Енсебаев. 

А.Олжабаева: Это Bnews online, меня зовут Акмарал Олжабаева. Сегодня мы поговорим о том, как технология блокчейн поможет госорганам в борьбе с «серыми схемами». Сегодня в гостях в студии вице-министр финансов Руслан Енсебаев. Руслан, здравствуйте!

Р.Енсебаев: Здравствуйте, Акмарал.

А.Олжабаева: Руслан, расскажите касательно работы технологии блокчейн в министерстве финансов, для чего она нужна?

Р.Енсебаев: Технология блокчейн это одна из технологий, которую мы сейчас применяем для того, чтобы повысить эффективность в целом налогового администрирования. И сегодня именно цифровизация действенный инструмент, который позволит максимально повысить эффективность и прозрачность всех процессов. С начала этого года мы запустили на добровольной основе систему администрирования НДС на технологиях блокчейн. Сейчас подключено 10 налогоплательщиков и 4 банка в пилотном режиме. Прежде чем рассказывать детально о самом проекте, хотел бы остановиться на основной сути самой технологии блокчейн. Как правило выделяются три основных элемента: это непосредственно сам цифровой актив, который хранится и обрабатывается в рамках этой сети. Потом это распределенные узлы, куда одновременно размещается информация для обеспечения сохранности и достоверности данных. И так называемая технология смарт-контрактов. Это вот основная суть нашего проекта. Это автоматическое исполнение определенных правил. В нашем случае это правила Налогового кодекса. Правила, которые предусматривают обязательства налогоплательщиков формировать и предоставлять налоговую декларацию, правила, которые обеспечивают контроль уплаты НДС в бюджет и возврат НДС налогоплательщикам из бюджета. Каждая из этих процедур сейчас без такой технологии имеет определенные проблемы и сложности из-за того, что  у нас нет четкого контроля и гарантии данных. Есть определенная проблема обналичивания денег, связанная с администрированием НДС. Часто лже-предприятия обналичивают деньги и государство недополучает в бюджет средства. Это обычно крупные налогоплательщики, экспортеры. Очень долгие сроки возврата НДС. Сегодня около 55 дней и более уходит на то, чтобы изучить всю представленную документацию, отчетность, поднять первичную документацию. Это физические проверки, наши сотрудники идут проверять только после того, как они убедились, просмотрев всю эту документацию бумажную, что никаких нарушений нет. Только в этом случае идет возврат НДС. Это очень неудобно. Внедрение блокчейна решит все эти вопросы. Теперь из-за того, что каждая операция автоматически в онлайн-режиме будет фиксироваться в системе блокчейн, все данные сразу перейдут в нашу систему и будут храниться в распределенных системах. То есть гарантируем, что никто не сможет зайти на один сервер и поменять данные. За счет этого мы можем, доверяя этой системе, автоматически формировать декларации по НДС.

А.Олжабаева: А все-таки возможны лазейки? Например, если сперва внесли одни данные, после отключили онлайн-систему и заново внесли в эту же систему другие данные. При этом информацию продублировали на другие площадки тоже.

Р.Енсебаев: Может показаться, что все просто. Но это сложная проверенная технология, которая как раз предназначена для того, чтобы исключать возможность изменения данных. Если кто-то поменял информацию на одном из узлов, она не может поменяться на других. В сети учитывается каждая доля секунды.

А.Олжабаева: Благодаря технологиям big data, искусственному интеллекту, блокчейну можно выявлять на автомате «нестандартные ситуации». Можете более детально уточнить, что это за ситуации?

Р.Енсебаев: Это риски, которые могут возникать в процессе жизнедеятельности налогоплательщика. Мы знаем, что налогоплательщики пытаются найти какие-то возможности от уплаты налогов. Благодаря интеграции данных наших систем, мы можем видеть, что кто-то нарушил определенные правила. Допустим, он вез товар, задекларировал определенный объем, а внутри страны продал в 10 или 100 раз больше. Соответственно он занизил объем на таможне, чтобы заплатить меньше пошлины. Теперь мы по стране видим всю цепочку. И мы с ним начинаем точечно работать.

А.Олжабаева: Тогда получается к ответственности можно будет привлечь не только человека, который намеренно скрыл объем, но и того, кто помог ему?

Р.Енсебаев: Нет. Когда мы говорим о системе электронного таможенного оформления «Астана-1!» речь идет об автоматическом оформлении – без участия таможенника. Если раньше практически каждая операция сопровождалась досмотром, осмотром всех документов, и это приводило к коррупционным рискам, то есть можно было договориться, то сейчас есть понятие «профиль риска», «профиль участника внешнекоммерческой деятельности» и т.д, мы по всем этим параметрам смотрим и если он благонадежный (система определила по параметрам), то он проходит по «зеленому коридору» без оформления. Мы ему доверяем. Доверяем, понимая, что, если вдруг он что-то неправильно указал, мы его потом отловим внутри страны и его профиль уже поменяется, с него взыщем недоплаченные средства. В следующий раз по упрощенному режиму он уже проходить не будет.

А.Олжабаева: А кто не входит в «зеленый коридор», у них как происходит проверка?

Р.Енсебаев: Если срабатывает один из профилей риска, это бывает стоимостные профили или не указаны какие-то разрешительные документы, то он проходит по «желтому коридору». «Желтый коридор» предполагает частичный осмотр документов. Но там время уже не минуты, как в «зеленом коридоре», а может занимать несколько часов. Порядка 70% всех деклараций у нас проходят по «зеленому коридору», 20-25% по желтому, 5% по красному.

А.Олжабаева: С какого времени у нас действует «зеленый коридор»?

Р.Енсебаев: Полноценно  с апреля прошлого года. Это был поэтапный запуск по разным процедурам. Отдельно сначала по транзиту запустили. Потом по экспорту, импорту. Сейчас все процедуры оформляются через систему «Астана-1».

А.Олжабаева: За это время кто-нибудь показал себя нарушителем и попал в «желтый коридор»?

Р.Енсебаев: Конечно, безусловно. Это же реальные данные. Причем система управления рисками как раз-таки более современная с элементами машинного обучения, то есть результаты предыдущих проверок загружаются в систему, чтобы система автоматически совершенствовала профили рисками. То есть, если машина кого-то обнаружила, сама определяет приоритетность тех или иных профилей.

А.Олжабаева: За счет внедрения новых технологий, сколько средств удалось сэкономить?

Р.Енсебаев: Активно внедрять технологии мы начали только сейчас, соответственно расширяем аудиторию наших пользователей, электронными счетами-фактурами только с первого января этого года должны пользоваться все 100% плательщиков НДС , блокчейн только пилотно (обязательно будет со следующего года), но тем не менее уже есть определенные эффекты. В частности, за короткий промежуток смогли дополнительно получить в бюджет порядка 50 миллиардов тенге. По НДС-блокчейну к 2025 году планируем 1,4 триллиона тенге. Некоторые налогоплательщики сдают нулевую отчетность, то есть показывают что никакой активности нет, никаких доходов не было и соответственно нечем платить в бюджет, но подключив информацию по потреблению электричества, водоснабжения этими же предприятиями - мы увидели, что у них очень активная деятельность, это может быть автомойка. Мы сумели доказать, что они действительно показывают неправильную отчетность, и у них есть бизнес, и доходы есть. Потом мы планируем реализовать анализ социальных сетей - кто-то проводит различные мероприятия, тренинги, что-то продают в интернете - по идее это высокодоходные миллиардные рынки, с которых доходы в бюджет не поступают. Это несправедливо, когда кто-то платит налоги, продавая товар дома и при этом у него доходы не такие большие, а кто-то просто приезжает, проводит семинары, получает большие деньги и не платит никаких налогов. Благодаря анализу социальных сетей и анализу подобных таких фактов, мы тоже будем использовать информацию. Благодаря большим данным мы планируем порядка 7 трлн тенге дополнительных доходов, за счет цифровизации системы налога таможенного регистрирования к 2025 году -  5, 5 трлн тенге. Цель - не только увеличить доходы в бюджет, это в целом выгодно для бизнеса. Например, если говорить об НДС-блокчейн, сейчас одна из пилотных компаний, которая подключилась, это карагандинский аэропорт. Они подключаются к системе НДС-блокчейн, чтобы быстрее получать возврат НДС от государства. Сейчас у них уходит несколько месяцев, если мы будем им возвращать в течение нескольких дней, а в будущем в онлайн-режиме все будет подключено. У них появится конкурентное преимущество – они смогут имея финансовые средства в обороте, дешевле покупать керосин и продавать суднам, которые летят из Китая, Индии в Северную Америку через наше пространство. За счет того, что у них будет дешевле керосин, борты будут останавливаться у них, вместо того, как сегодня в Барнауле, Новосибирске. Соответственно они планируют уже в этом году в 3 раза повысить свой транзитный потенциал и добросовестному бизнесу это выгодно. Тоже самое касается маркировки товаров, на рынке очень много товарных позиций, как лекарства, табак и др, где есть нелегальная контрафактная продукция. Нелегальные поставщики не платят налоги и получают сверхприбыль. Легальные, добросовестные поставщики хотят, чтобы мы ввели систему маркировки, чтобы на рынке появились только качественные производители продукции, которые платят налоги.

А.Олжабаева: К каком году вы планируете внедрить систему маркировки товаров?

Р.Енсебаев: Мы внедряем ее поэтапно, мы проводили пилот по меховым изделиям, как вы знаете. Получили дополнительные доходы в бюджет – это в целом выгодно. И предположение о том, что этот механизм в борьбе с контрафактной нелегальной продукцией – действенный, подтвердилось, сейчас мы делаем пилот по табаку, в течение первого полугодия мы планируем его завершить и дальше тиражировать. Сейчас прорабатываются механизмы по маркировке лекарственных средств. Мы будем маркировать только те продукты, которые наносят серьезный вред здоровью населению и которые имеют высокую долю в теневой экономике. Маркировать все подряд нет необходимости.

А.Олжабаева: Товары с маркировкой будут проходить по «зеленому коридору»?

Р.Енсебаев: Маркировка нужна, чтобы не было волокиты, бюрократии. Например, купили товар, он прошел по определенным логистическим процедурам, все это автоматически считывается, перед продажей все фиксируется в системе и конечный потребитель, когда покупает, проводит через контрольную машину-сканер, система проверяет легальность товара. Можно будет также использовать функцию народного контроля. Это обычное мобильное приложение, можно будет подвести к штрихкоду и проверить легальность товара.

А.Олжабаева: Если мы вернемся к вашему ответу по поводу аккаунтов в социальных сетях. Сейчас у многих, например, даже у 15-летних блогеров по 100-200 тысяч подписчиков, они продают какую-то определенную продукцию, имеют с этого доход. Но как правило налоги они не платят. Как будет происходить сбор информации? Будете отбирать аккаунты по количеству подписчиков? Обязаны ли будут владельцы аккаунтов, если, например, решили продать два фотоаппарата, платить налоги?

Р.Енсебаев: Детали сейчас находятся в проработке. Есть определенные критерии/алгоритмы, которые будут заложены. Будет оцениваться то, что это не просто разовая продажа, а полноценная деятельность, приносящая доход. Это может быть не только продажа, там мы можем видеть, что кто-то сдает квартиры. Это же тоже по идее налогооблагаемая деятельность. Уже и сейчас все это делается, точечно наши налоговики ходят и отрабатывают полученную информацию, просто это тоже подвержено какому-то человеческому фактору, где-то могут договориться. Если это будет делать машина – это более достоверно и эффективно.

А.Олжабаева: Скажите, а вот для обычного гражданина, что дает внедрение всех этих систем?

Р.Енсебаев: Мы все владеем различными активами. Налогооблагаемыми. Это квартира, машина, земельный участок. И у нас есть соответствующие налоги на имущество, на транспорт, к сожалению, у нас есть проблемы в уплате налогов. Бывает так, что люди не согласны, что этот объект ему принадлежит, он его уже давно продал или он не согласен с суммами, или он уже оплатил, а система все равно показывает, что у него есть задолженность. Это связано с тем, что, во-первых, система морально устарела, она у нас еще с 2000 годов функционирует, и самая главная проблема – данные у нас поступают от систем госорганов. Транспорт с МВД, недвижимость с Минюста, земля от местных исполнительных органов, информация не всегда достоверная. А мы ее собираем, обрабатываем, потом на основании их данных выписываем уведомления. И вся критика идет в сторону министерства финансов, потому что мы в целом за налогообложение отвечаем. Поэтому мы наметили большую работу по модернизации нашей системы, актуализации данных госорганов и полноценную интеграцию. Сейчас человек по каждому налогу должен знать кучу реквизитов, хотя ему об этом знать необязательно. Мы сделаем электронный кошелек, где он на свой ИИН закидывает определенную сумму, и система автоматом будет распределять по мере возникновения его каких-то обязательств по налогам. Но, конечно, с подтверждения самого налогоплательщика. В течение ближайшего года-двух планируем максимально облегчить эту часть работы с физическими лицами.

А.Олжабаева: Руслан, спасибо за интервью. В гостях у нас был вице-министр финансов Руслан Енсебаев. Всего доброго, до свидания.

 

 

Похожие новости