О внедрении системы раздельного сбора твердых бытовых отходов

13 Сентября, 2018, 12:13 879
  • Видео

Уважаемые пользователи! 12 сентября в студии портала BNews.kz прошла онлайн – конференция, посвященная внедрению системы раздельного сбора твердых бытовых отходов. В конференции принял участие управляющий директор ТОО "Оператор РОП" Сергей Юрча.

Ведущая. В Астане за сутки образовывается около тысячи тонн твердых бытовых отходов. В столичных дворах начали установку контейнеров для раздельного сбора мусора. Подробнее о том, на какой стадии сейчас находится эта работа, нам расскажет управляющий директор ТОО «Оператор РОП» Сергей Юрча. Здравствуйте, Сергей!

С. Юрча. Добрый день!

Ведущая. Давайте начнем с того, с какой целью устанавливаются контейнеры для раздельного сбора мусора?

С. Юрча. Если в глобальном смысле смотреть, то основная цель – это минимизация негативного влияния отходов на окружающую среду, на здоровье человека. Если мы устанавливаем контейнеры для раздельного сбора мусора, мы собираем раздельно различные виды вторичного сырья. Таким образом, они не попадают на полигоны и не оказывают влияние на окружающую среду. Здесь и глобальная цель – минимизация влияния и более узкая цель – это извлечение вторичного сырья для его переработки.

Ведущая. Куда идет мусор и все отходы после того, как их собирают?

С. Юрча. Сейчас все отходы, которые от жителей Астаны образуются, поступают первоначально на мусороперерабатывающий завод, где специально нанятые работники извлекают вторичное сырье из состава отходов. Далее, то, что не было отсортировано, поступает на полигон для захоронения. Отсортировочная линия и мусороперерабатывающий завод уменьшают объем отходов для захоранения. Благодаря раздельному сбору, мы сможем облегчить им труд по извлечению вторичного сырья. Они смогут извлекать больше из раздельно собранных отходов, если граждане поддержат эту идею, инициативу и это направление работы.

Ведущая. Какая часть мусора на сегодняшний день идет как вторичное сырье на переработку?

С. Юрча. Это очень сильно зависит от сезона. Например, в наиболее удачный весенне-летний сезон достигало до 13 % извлечения вторичного сырья из смешанных, поступающих на сортировку отходов. Он колеблется от 8 до 13. Соответственно, если раздельный сбор будет качественный, и если люди будут разделять, то тогда этот процент увеличится. Потенциал – достигнуть 40%. Это очень тяжело и на это нужно много лет.

Ведущая. Что впоследствии делают с мусором, который сортируется?

С. Юрча. Его можно уже назвать не мусором, а вторичным сырьем. Это зависит от вида отхода. Например, полимерные отходы – пластмассу перерабатывают на самом мусороперерабатывающем комплексе Астаны и делают из них гранулы вторичные, которые затем отгружают потребителю. Потребитель из гранул делает трубы, пакеты для мусора и т.д. Из макулатуры, которая отбирается на заводе, изготавливают новые виды картонной упаковки. Потребителем макулатуры являются целлюлозно-бумажные комбинаты, которые потребляют не только древесное первичное сырье, но и очень много потребляют макулатуры. Металл, извлекаемый на сортировке, переплавляется, как вторичный металл. Из стекла производят новые стеклянные бутылки. Принцип работы стекольных заводов – они с первичным сырьем (песком, содой и т.д.) используют стеклобой (отходы стекла). Это удешевляет процесс и облегчает его технологически. Это основные виды вторичного сырья и основные направления их использования в Казахстане.

Ведущая. Сколько подобных контейнеров установлено в Астане? Во всех ли дворах они есть? Сколько еще планируете установить?

С. Юрча. Пока не во всех, к сожалению. Процесс немного замедлился, но около 700 контейнеров установлено. Примерно, равномерно по разным районам. До конца года будет установлено более 6 276 контейнеров и будет охвачен весь город. Каждая контейнерная площадка города будет содержать определенное количество желтых контейнеров для раздельного сбора.

Ведущая. Испытывают ли какие-то трудности люди, которые работают на мусоровозах, которые собирают этот мусор? Есть ли какие-то препятствия в их работе?

С. Юрча. Если говорить про препятствия, непосредственно, работников мусоровоза, то им не важно, качество того, как люди разделяют отходы. Им главное, чтобы контейнеры не были переполнены, чтобы отходы не валялись рядом на контейнерной площадке. Более страдающими от качества раздельного сбора гражданами является мусороперерабатывающий завод, сортировочный комплекс. Если люди не разделяли, то из этих контейнеров на сортировке извлекут также мало вторичного сырья, как и в смешанном. Это неблагоприятно скажется. В итоге, страдает вся система отходов, потому что мы, благодаря этому мероприятию, не достигаем цели, задач по увеличению объема вторичного сырья. Страдает, конечно, окружающая среда и более отдаленное последствие – страдают жители. На самом деле, все взаимосвязано в одну большую цепочку. Поэтому, это мероприятие важно и его поддержали на разных уровнях. Раздельный мусор принят везде в развитых странах. Это один из первых шагов для минимизации и негативного влияния отходов. Есть, конечно, альтернативы. Можно все вместе собирать и сжигать, но это значительное удорожание процесса. Раздельный сбор тоже удорожание процесса логистики, поскольку мы должны сделать 2 потока отходов. То есть, сейчас у нас 1 поток отходов, все отходы вывозятся одним и тем же количеством мусоровозов. Здесь же, мы устанавливаем не только контейнеры, но и создаем вторую логистическую сеть. Смешанные отходы из зеленых и оцинкованных контейнеров будут перевозится в рамках той же логистической системы, а под желтые контейнеры закупаются мусоровозы.  Это усложнение логистики, усложнение процесса вывоза.

Ведущая. Каким образом происходит финансирование? Компания все делает за свои средства или выделяются деньги из бюджета?

С. Юрча. Из бюджета ничего не выделяется. Это делается за счёт тарифа, который люди оплачивают. Сейчас это около 260 тенге в месяц. К сожалению, ещё наблюдается тенденция, что не все люди платят. Около 20% населения Астаны уклоняются от уплаты. Сумма достаточно минимизированная и при любом уровне дохода можно оплачивать.

Ведущая. Повысится ли тариф, если будет установлено более 6 тысяч контейнеров и система поменяется?

С. Юрча. На самом деле, повышение тарифа должно быть, но это не связано с новыми контейнерами. Повышение тарифа назрело исходя из курсовых колебаний, инфляционных рисков, повышения цены горюче-смазочных материалов, необходимости роста заработной платы работников мусоровозов, мусороперерабатывающего комплекса и всей системы обращения с отходами. Тариф достаточно давно не меняли. Это назрело не в связи с раздельным сбором, а в связи с тем, что вся финансовая структура  претерпела сильные изменения из-за тех колебаний и рисков, о которых я сказал. Наверное, это сейчас необходимо.

Ведущая. До какой суммы может вырасти тариф?

С. Юрча. К сожалению, я не смогу это точно сказать. Я говорю о том, что это назрело и необходимо, из-за давности утверждения текущего. Но, ведется ли такая работа и кем она ведется, не знаю. Я, просто, констатирую факт, поскольку, мы – «Оператор РОП» участвуем в согласовании тарифов для других регионов, когда они заявляют на повышение. Мы согласовываем, и мы видим, что в других регионах поднимают тариф, значительно больше, чем в Астане. Это обосновано экономически, исходя из показателей деятельности, задействовавших организация. Например, в Алматы тариф в 2 раза выше. Города имеют отличие в плане логистики, в плане инфраструктуры. Понятно, что отходная инфраструктура города имеет значение. Мы видим даже малые города, районные центры, где тариф может предлагаться на утверждение акимату больше, чем в Астане. На самом деле, это важный вопрос.

Ведущая. Последнее слово, получается, за вами?

С. Юрча. Нет, конечно. Последнее слово за местной властью, акиматом. Мы оцениваем математические показатели тарифа. Мы можем оценить, является ли заявленная сумма объективной. Там участвует большое количество структур акимата.

Ведущая. В плане раздельного сбора мусора, на какие страны нам нужно ориентироваться? Есть ли государства, у которых перенимается опыт и ведется сотрудничество?

С. Юрча. Если говорить про страны, то я бы отталкиваться от стран, где этот процесс на начальном этапе. Потому что если мы попытаемся оттолкнуться  от Европы, которую мы во многих ситуациях берем в пример, то там количество отдельно-собираемых фракций может доходить более чем до10. Мы считаем, что это будет сложно для жителей. На самом деле, разделение хотябы на 2 фракции, это уже огромный плюс для всей системы обращения с отходами. Поэтому, европейские страны – не ориентир. В первую очередь, это развивающие страны с небольшим количеством фракций, которые на начальном уровне. Что касается взаимодействия, у нас широкий круг контактов, общения. Мы получаем рекомендации из разных стран. Например, в пилотном проекте по Астане, нам активное содействие оказывало французское агентство, которое было участником EXPO. Наше взаимодействие с ними – это, как наследие EXPO. Именно, по их рекомендации, по согласованию с ними, были определены ключевые направления работы. Также, есть контакты с испанскими ведомствами, которые аналогично нам в Испании. Но у них более сложная система. На них можно ориентироваться, как на перспективу в будущем. Естественно, страны ЕАЭС – это наши ближайшие партнеры. Здесь Беларусь имеет определенные навыки и успехи в раздельном сборе вторичного сырья. В целом, это ориентир и страна, опыт которой можно изучить.

Ведущая. Сколько у нас есть перерабатывающих заводов в Астане?

С. Юрча. На самом деле, мусороперерабатывающий завод один в Астане. Сейчас он справляет с объемами ТБО, образующимися от населения. Его мощность, порядка 350 тысяч тонн в год, при полной нагрузке. Если говорить, непосредственно, про утилизацию отдельных фракций, то заводы разбросаны по всей территории страны. Они не обязательно должны быть локализованы в каждом отдельном городе. Условно говоря, в Алматы есть предприятие по переработки макулатуры 80 тысяч тонн в год. Соответственно, чтобы собрать такой объем, нужно работать на весь Казахстан. Это не проблема, что извлекаемое вторичное сырье везется в Алматы или в любой другой город. Главное, чтобы оно было извлечено и не попало на полигон в переработку.

Ведущая. Какова ситуация в регионах?

С. Юрча. Регион региону рознь. Можно сказать, что достаточно планомерная и масштабная работа по внедрению раздельного сбора. Она еще до начала нашей работы началась в Караганде. Там достаточно активно велась работа. Там есть 3 задействованные организации. Нельзя сказать, что 100% охват населения, но достаточно высокий %. В Костанае, также, заинтересованным предприятием ведется активная работа и, в принципе, несколько сотен контейнеров для раздельного сбора там установлено – более 500. Можно сказать, что там достигнут неплохой уровень охвата раздельным сбором. Предприятие показывает хорошие результаты в плане извлечения вторсырья. При нашей поддержке, реализуется пилотный проект в Астане. Охвачено разделение эффективно и на 100%. Поэтапный охват разделенного сбора мы делаем не только в Астане. Через наши программы субсидирования специализированных организаций, которые занимаются сбором вторсырья и отходов упаковки, мы выделяем авансовые денежные средства на эту инфраструктуру по раздельному сбору. Там нет ограничения. Некоторые предприятия, как например, в Алматы, устанавливают пункты, куда люди могут прийти и за деньги сдавать отходы. В нескольких регионах выбрали такой подход.

Ведущая. Насколько он эффективен? Можете сравнить эти 2 подхода?

С. Юрча. Если говорить о моей позиции, в какой-то мере субъективной, а может быть и объективной, то, конечно, охват отдельным сбором через контейнеры намного эффективнее. Он позволяет создать условия для раздельного сбора в каждом дворе. Приемный пункт в каждом дворе не поставишь, это более затратное направление работы. Такая система не позволяет создать большой охват. Но, у приемного пункта есть преимущество, что оно создает финансовую заинтересованность для определенных категорий людей. Понятно, что каждый человек туда не пойдет, поэтому есть свои плюсы и свои минусы. Конечно, раздельный сбор через контейнер более эффективен, более полномасштабный. Это не означает, что мы должны запрещать вторую систему. В текущих реалиях она должна развиваться параллельно. Есть еще такое перспективное направление, и мы может быть когда-нибудь над ним поработаем – это депозитно-возвратная система. Кто был в Европе, видел, что, когда приходишь в магазин, там есть специальное устройство, куда можно опустить свою бутылку и тебе вернется либо наличные денежные средства, либо чек на скидку в этом магазине. Эта система позволяет финансово заинтересовывать население. И, благодаря этому, самых высоких показателей добиваются страны. Пожалуй, можно сказать, что она самая эффективная, но, и самая затратная по капитальным вложениям.

Ведущая. Хотелось бы услышать немного о планах и первостепенных задачах, которые стоят сегодня перед вашей организацией.

С. Юрча. На самом деле, пилотный проект в Астане – важное, но не основное направление. Основное направление нашей работы – это стимулирование собирающей отходы и перерабатывающей отрасли. Продолжение работы по субсидированию – это очень важно. С 1 января 2019 года должны быть внедрены расширенные обязательства производителей и импортеров упаковки. Этот экономический инструмент распространен во всех развитых странах и будет внедрен у нас. Также, инфраструктурное развитие. Во-первых, опыт пилотного проекта Астаны будет распространен, если будет оценен, как полезный. Не такое масштабное, а поэтапное инфраструктурное развитие в рамках тех договоров, которые мы осуществляем, также планируем продолжать. Про глобальные проекты забывать нельзя. В стране, на наш взгляд, сейчас необходима программа по развитию этой системы. Была программа модернизации системы ТБО в 2014 году. Ее утвердили, но в 2016 году отменили. Она оказалась не жизнеспособна. На наш взгляд, к этому нужно вернуться. Нам нужна программа, в которой будут все заинтересованы, и местные исполнительные органы, и частные организации, и правительство, и оператор. Все будут задействованы и будут определены стратегические мероприятия, в том числе, инфраструктурные. Мы представлены узким спектром технологий в сфере ТБО. Сейчас в Казахстане все ограничивается сортировками. Компостирование отходов, аэробное разложение отходов, сжигание отходов, газификация – это технологические варианты, про которые можно говорить, как перспектива развития. Над этим нужно работать именно в рамках государственной программы.

Ведущая. Вы сами, не выступали с таким предложением, чтобы разработать эту программу?

С. Юрча. В принципе, у нас есть небольшие наброски, что по нашему видению, необходимо сделать. В первую очередь, для стратегического видения нужна инициатива от государственных органов, чтобы мы в это углубились, чтобы прописали что-то конкретное и применительно к регионам, где проблемы с отходами наиболее острые.

Ведущая. В каких регионах сегодня наиболее остро стоит этот вопрос?

С. Юрча. Естественно, в регионах, где наибольшее количество жителей – Шымкент, Алматы. Хотя, в Алматы сейчас появился мусороперерабатывающий завод и может быть ситуация изменится в лучшую сторону. Сейчас город генерирует большой объем отходов, который увозится в области, и это создает определенную конфронтацию и проблематику. Большой город, большой объем отходов, вывозится за пределы города, в районы. В Шымкенте одно сортировочное предприятие, мощностью до 100 тысяч тонн в год. Этого недостаточно и там требуется решение проблемы. В принципе, в городах Запада есть большие объемы промышленных отходов, отходов добычи, требующие решение технологическое.

Ведущая. Спасибо большое, что сегодня Вы пришли к нам в студию и рассказали интересную и полезную информацию. Надеюсь, после этого эфира количество людей, которые сортируют мусор, увеличится.

С. Юрча. Спасибо!

Ведущая. Я напоминаю, что сегодня у нас в гостях был управляющий директор ТОО «Оператор РОП» Сергей Юрча. Всего доброго!

Похожие новости