Развитие института частных судебных исполнителей

12 Августа, 2015, 15:00 2106
  • Видео

 В «100 шагах по реализации институциональных реформ главы государства» 27 шаг посвящен дальнейшему развитию института частных судебных исполнителей. В соответствии с этим поэтапное сокращение государственной службы судебных исполнителей. В этом году исполнится пять лет, как президент подписал закон, которым был введен институт частных судоисполнителей. Какие события произошли за эти пять лет? Как казахстанцы отнеслись к нововведениям мы узнали из интервью с Председателем республиканской палаты частных судебных исполнителей Сергеем Ли. Конференция онлайн состоялась 12 августа 2015 года в 15.00. Оставайтесь с нами и обо всем узнаете первыми! 

Ведущая: Добрый день, уважаемые интернет-пользователи! На часах 15:00 и вы присоединились к онлайн-конференции на информационной платформе BNews.kz. Мы работаем в прямом эфире и говорим о важных событиях, которые волнуют казахстанцев. Сегодня, как было заявлено в анонсе, мы поведем диалог о развитии института частных судебных исполнителей. Поможет нам в этом Председатель республиканской палаты частных судебных исполнителей Сергей Михайлович Ли. Здравствуйте!

С. Ли: Здравствуйте!

Ведущая: Уважаемые интернет-пользователи! Я напомню, что о развитии института частных судебных исполнителей говорилось в 100 шагах по реализации пяти институциональных реформ. Сергей Михайлович, развитие института частных судебных исполнителей - это один из важнейших шагов, направленных на реализацию пяти реформ. Закон был принят пять лет назад. С каким багажом мы пришли к этой знаменательной дате?

С. Ли: Действительно, включение в план нации сто конкретных шагов это для нас политически значимый шаг. Институт частных судебных исполнителей встретил это повышение Главы государства с большим одобрением и понимает всю ответственность перед теми задачами, которые ставит Государство. Сам институт возник совсем недавно. В Казахстане он очень молодой. В силу реализации закона об исполнительном производстве и статусе в 2010 году была заложена такая норма и с этой отчетной датой в Казахстане началась двухмодельная система: это государственная и частная. По сути, частное исполнение - это альтернативный способ исполнения. То есть, наравне с государством имела полномочие частное исполнение на частной основе. И с 2011 года начали появляться первые частные судебные исполнители в Казахстане. В 2011 году их было порядка ста человек и потихоньку это число возросло. В настоящее время их свыше семисот человек. Этот пятилетний период показал, что частная модель исполнения имеет положительные факторы. Ближе всего это почувствовали на снижении жалоб со стороны взыскателей, потому что проблемой в работе государственных судебных исполнителей были многочисленные жалобы взыскателей. Они не успевали, потому что был большой объем и сейчас он существует. Но сейчас улучшилось качество исполнения. Частный исполнитель - он более оперативно исполняет и в этом сомнении нет. Допустим сейчас уже нагрузка возросла, но все же у государственных нагрузка критическая. Там 400-500 производств в месяц, а это очень много. Ну и самый главный положительный факт это то, что государство не затрачивает бюджетные средства на обеспечение деятельности частных судебных исполнителей. То есть частный судебный исполнитель свою деятельность финансирует самостоятельно. Есть конечно вопросы, так как всю эту положительную сфера мы проанализировали, и есть один момент в чем действительно плюс и этим он отличается от государственных судебных исполнении. Частный судебный исполнитель имеет гибкую систему оплаты, так как вознаграждения он взыскивает с должника. В случае передачи удерживается сумма с этого имущества и конечно здесь частный судебный исполнитель заинтересован быстрее исполнить этот судебный акт, чтобы быстрее получить вознаграждение. Государственные судебные исполнители бонусов не имеют и они работают на зарплату как и все госслужащие. Конечно, есть различие в полномочиях, о чем мы чуть позже остановимся. само совершенство в развитии института показало о том, что эта модель в Казахстане более и менее эффективна, чем государственная.

Ведущая: Сергей Михайлович, правда ли что в соответствии с реализацией 100 шагов в закон будут внесены определенные изменения?

С. Ли: Совершенно правильно. Дело в том, что в поручении Главы государства дано указание упразднения государственной службы и о дальнейшем развитии института частных судебных исполнителей. В этих рамках республиканской палате нами даны приложения уполномоченные Министерством Юстиции. В настоящее время совместно с министерством разработаны общие предложения и в сентябре в мажилис будут вносится наши сравнительные теплицы по законопроекту. Основное новшество это то, что с 2016 года планируется передать в частных исполнителей все исполнительные документы в Казахстане. Это в пользу юридических, и в пользу физических лиц. У государства останется только исполнение дел должников государства. Также рассматривается вопрос о том, чтобы оставить в государственных судебных исполнениях документы в пользу государства. Например, взыскание государственных доходов свыше 1000 месячных расчетных показателей. Все остальное будет в компетенции частных судебных исполнителей.

Ведущая: Сергей Михайлович, если конкретно остановиться на примере конкретного гражданина Казахстана? Что вы можете сказать?

С. Ли: Я могу сказать о том, что с января 2016 года – это отчетная дата, любой гражданин, у которого затронуты интересы и права, и он затронул на суде и получил условно заветный судебный акт для того чтобы его принудительно сдать на исполнение, он имеет право обратиться только к частным судебным исполнителям. Стоит вопрос к кому именно обратиться, потому что сейчас их порядка 700 и здесь возникает вопрос именно в плане того, что не все знакомы с корпусом частных судебных исполнителей. Мы сейчас ведем агитацию и размещаем на сайт всех частных судебных исполнителей пофамильно и их телефоны и координаты. Это все осуществляет наши филиалы во всех наших регионах.

Ведущая: Я правильно понимаю, что легитимной будет считаться только работа того судебного исполнителя, который является членом вашей палаты?

С. Ли: 29 декабря 2014 года была внесена поправка о том, что частные судебные исполнители должны и обязаны состоять в членстве республиканской палаты.

Ведущая: Частные судебные исполнители оказывают свою деятельность на коммерческой основе? Как регулируется цена на их услуги?

С. Ли: Частный судебный исполнитель – это отдельный субъект. Он не является индивидуальным предпринимателем или индивидуальным юридическим лицом. Дело в том, что как и наша организация, он является определенным субъектом. Мы не являемся общественным объединением, так как имеем особый статус. В то же время все понимаем, что у частных судебных исполнителей государственные функции. И если мы будет контролировать, то это будет уже неправильно.

Ведущая: Сергей Михайлович, как вы считаете, упразднение государственной службы говорит о том, что частный судебный исполнитель профессиональнее государственного?

С. Ли: Я бы сказал о том, что, во-первых, почему очень много нарекании на работу государственного судебного исполнителя? Прежде всего, это не в силу того, что они менее профессиональнее, либо слабо знают теорию или не имеют практику. Причем, у меня есть статистика, что более 90 % в рядах частных судебных исполнителей это бывшие государственные исполнители. Эта ситуация из года в год нарастала тем, что нагрузка на одного государственного судебного исполнителя очень большая. Само законодательство и сами действия заставляют его в определенные рамки, где он совершает очень много действии. Мы только по одному производству посчитали о том, что он должен вынести порядка 30 постановлении, порядка 10 различных уведомлении и повесток и т.д. То есть это огромная работа. К примеру, если взять простейшее дело - изыскание алиментов. Все думают, что алименты взыскиваются легко. Но к сожалению у нас сам менталитет построен так, что у должника заложена функция не исполнять свою функцию. Если посмотреть анализ добровольного исполнения актов, он минимальный. У нас в Казахстане к сожалению существует правовой нигилизм. это не от того, что те государственные органы, которые дают штраф работают неправильно. Полагаем, что здесь нужно изначально выстраивать истинную причину от того, откуда он идет. Это все от того, что само правосознание должников настроен так, чтобы убегать и уклоняться, скрывать и т.д. этот стереотип нужно менять. Министерство уже сделал этот шаг в 2013 году, когда внесли поправки на ужесточение административной уголовной ответственности должников. Эти меры также надо усиливать и доводить его до определенного уровня для того, чтобы четко понимать о том, что работа судебного исполнителя она больше вспомогательная. Многие говорят, что плохо работают судебные исполнители. Он не плохо работает. Мы полагаем, что само законодательство и само общество должно делать так, чтобы гражданин исполнял этот акт добровольно.

Ведущая: Имела ли отношение Палата к ограничению выезда зарубеж тех же алиментчиков и прочих должников?

С. Ли: Да, это сейчас очень хорошо практикуется. Запрет на выезд тоже введен в нормы закона с 2010 года. Но сама его реализация в техническом плане, когда уже пограничные службы свои базы сверяют с базой министерства. А все автоматизировалось с 2013 года. С этого года пошел бум запретов. Причем запреты были не только на алиментчиков, но и по должностным юридическим лицам. Сейчас летний сезон отпусков и уже многие перед тем как выехать за границу они проверяют себя по базам данных. Это уже определенный шаг, как раз это и есть то правосознание, о чем мы сейчас говорим.

Ведущая: 90 % успехов в результате исполнения судебного или иного акта зависит от оперативности получения информации частным судебным исполнителем. Насколько этот процесс проходит быстро?

С. Ли: Судебный исполнитель безоружен, если у него нет информации. У него есть рычаги в действии привлечения к ответственности. Любому взыскателю нужен положительный результат исполнения акта. Ему не нужны наши действия о том, что он в течении 2-3 месяцев потел и все силы прилагал. Ему нужен результат. И этот результат как раз зависит от информации. К сожалению, в настоящее время мы не имеем полного доступа к электронным базам. Практически я бы сказал, что это не шаг вперед а несколько шагов назад. Дело в том, что многие страны, которые имеют и частные, и государственные, и смешанную модель они уже давно шагнули вперед и модернизировали информационную систему. Например, информационная база Финляндии считается рядовой. Они уже соревнуются на том, как можно за считанные минуты быстро исполнить судебный акт. Поэтому здесь есть определенные непонимания. Хотелось бы, чтобы все понимали о том, что судебным актам должны подчинятся все госорганы.

Ведущая: Развивать институт частного судебного исполнителя это совершенствовать не только возможности частного судебного исполнителя, но и модернизировать саму систему исполнительного производства. Теперь это является политически важным. Вы согласны с этим?

С. Ли: Я совершенно согласен с этим. Дело в том, что когда мы говорим о развитии института частного исполнения, само по себе исполнение судебных актов не будет эффективным. Необходимо развивать комплексно саму систему. То есть фундаментально это законодательно и организационные меры, которые направлены именно на достижение того, что у нас любой судебный и правовой акт должен исполняться на все 100 процентов. Статистика и анализ показывает, что половина судебных актов не исполняется не ввиду нашей плахой работ, а ввиду того, что наши активы уклоняются и так далее. Поэтому необходим комплекс мер. Мы сейчас говорим о том, что мы совершаем очень много действии. Я полагаю, что мы делились опытом с корпусом и наши действия надо оптимизировать. Они должны быть довольно понятны для граждан. Ведь человек судится 2-3 месяца, проходит все этапы, добывается судебного акта, идет к судебному исполнителю и надеется, что в течении 2-3 дней он его исполнит. Получается этот изыскатель и заинтересованное лицо идет по второму кругу судебных разбирательств. Потому что само законодательство позволяет обжаловать любое постановление. Я считаю, что это подрывает авторитет. Потому что, если вышел судебный акт, и он вступил в силу, его надо исполнять, а не пытаться находить поводы и затягивать само исполнение.

Ведущая: Сергей Михайлович, исполнение судебных и иных актов это задача только судебного исполнителя?

С. Ли: У нас в последнее время наблюдается модель в наем портфеле, усиливается и увеличивается количество актов. Они не относятся к судебным. Они относятся к актам уполномоченных органов, которые накладывают административные штрафы. И к сожалению, мы не изучали статистику других стран, но то что в нашем багаже более 50 % это тревожно. Получается, каждый второй штраф не исполняется. Мы делали анализ, чтобы определить причину. Здесь есть и вина самих госорганов, которые не отправляют информацию должникам о том, что они имеют штраф. Но я считаю, что здесь сама система такая. Например, в Германии если напишут штраф за нарушение правил дорожного движения и оставят бумагу на лобовом стекле, все понимают и знают, что штраф будет оплачен. У нас же мы от этого еще далеко.

Ведущая: Вся информация содержится в специальной базе?

С. Ли: Возьмем банальный пример. Это те предписания, которые приходит к госорганам по нарушениям правил дорожного движения о повышении скорости, где фиксируется на дорогах специальными приборами. Здесь не все базы актуальны. Потому что это предписание инспектор должен направить по адресу, где проживает сам должник. Фактически, он там может и не проживать. Это свойственно Астане, потому что многие сдают квартиры. Он не знает о том, что ему выписан штраф и его зафиксировал прибор. Проходит месяц, он не оплатил штраф, это предписание попадает к нам. Мы идем на исполнение, его находим и он весь гнев направляет в сторону судебного исполнителя. Здесь корень в самой системе. По закону, если он оплачивает в первые 7 дней, то сумма штрафа уменьшается. Но это только одно из мер. Необходимо подходить комплексно.

Ведущая: Сергей Михайлович, вы упомянули о том, что в корпусе палаты 715 частных судебных исполнителей. После упразднения государственных судоисполнителей они перейдут в палату? Не останутся ли они без работы?

С. Ли: Они будут основными претендентами на занятие нашей деятельности. Потому что, те кто имеет стаж более 3 лет они получают лицензию без экзаменов и могут вступить в нашу палату.

Ведущая: Передав все исполнительные документы на исполнение частным судебным исполнителям и упразднив государственную службу возникает риск банкротства частного судебного исполнителя. Не так ли?

С. Ли: Да, возникает. Потому что частный судебный исполнитель осуществляет свою деятельность самостоятельно. Мы примерно посчитали. Оказалось, чтобы содержать одну контору необходимо помещение, необходим определенный штат. Сами затраты должны окупаться за счет тех тарифов, которые устанавливает правительство по закону об оплате нашей деятельности. У нас есть гибкая тарификация от 3 до 25 %. Но сама тарификация не решает наши проблемы по финансированию. Потому что не во всех исполнительных производствах имеется исполнение на 100 %. Если с января 2016 года нам передадут все исполнительные документы, то процентов 50-60 портфеля частный судебный исполнитель должен исполнять безвозмездно. Соответственно это отразиться на бюджете. Поэтому мы должны придумывать определенную эффективную политику для того, чтобы не привести к банкротству частные судебные исполнители. Если государство возлагает на частный сектор само исполнение, то оно должно бы и обеспечить в том, чтобы это действие было выгодной и прикрывало свои затраты.

Ведущая: Вы не исключаете влияние государства на вашу деятельность? Насколько она независима?

С. Ли: Я скажу о том, что исполнение судебного акта не может быть независимой. Сам частный судебный исполнитель во Франции является государственным служащим. Но у нас совершенно другая система. То есть частный судебный исполнитель сам финансирует свое дело. У нас совсем другой подход. И влияния государства будет, потому то просто так отдавать судебные акты невозможно.

Ведущая: Сергей Михайлович, вы упомянули о том, что с 2016 года исполнение судебных актов по юридическим лицам полностью перейдет в сферу полномочий ЧСИ. О чем это говорит?

С. Ли: Это норма у нас введена с 2014 года. Практически, если делать анализ, то большинство из них делается исполнительными судами, где идут споры между юридическими лицами. Мы имеем цель войти в тридцатку. Во многих странах это частная модель. Это является одним и фактов, что сфера бизнеса более и менее чувствует себя защищенной. Поэтому мы вошли в сто конкретных шагов по обеспечению законов. Соответственно улучшается бизнес Казахстана и исполнение контрактов.

Ведущая: Каковы прогнозы на ближайшие годы по развитию института ЧСИ?

С. Ли: Если все таки государство пойдет к нам на встречу, то решение всех наших проблем по развитию нашего института и совершенствование в законодательстве может оптимизировать наши шаги. Более менее изменен сам факт. Прежде всего мы говорили, что 90 % успеха это предоставление информации и доступ к базам. Если мы будем получать доступ и будет стопроцентная информация будет скорейшее исполнение судебного акта.

Ведущая: Можете подробней остановиться на тарификации услуг ЧСИ?



С. Ли: Я говорю об оплате нашей деятельности. То есть оплата. Прежде всего любого частного судебного исполнителя интересует оплата его деятельности. То есть она должна быть таким, чтобы обеспечивать рентабельность его действии.

Ведущая: А конкретные цифры какие-то можете привести?

С. Ли: Раньше в 1993 году экспериментально был бонус 5 %. Сейчас же это 10 %. Мы полагаем, что если все таки применить эту модель, то мы же знаем что не все дела результативные.

Ведущая: Существует градация в оплате учитывая различия между крупным бизнесом или маленьким делом?

С. Ли: Мы хотим к этому придти. Это наше пожелание.

Ведущая: Сергей Михайлович, спасибо вам, что посетили сегодня нашу студию и ответили на наши вопросы и вопросы интернет пользователей. На этом мы завершаем. Напомню, что нашим гостем был Председатель республиканской палаты частных судебных исполнителей Сергей Михайлович Ли. Будьте в курсе!

Рекомендуем

Похожие новости