«Актуальные вопросы уголовного процесса: Комментарий к УПК РК»

19 Ноября, 2015, 09:30 4201
  • Видео

Уважаемые пользователи!
19 ноября в 09:30 в студии портала BNews.kz состoялась онлайн-конференция с участием Директора НИИ уголовно-процессуальных исследований и противодействия коррупции КазГЮУ Марата Когамова на тему «Актуальные вопросы уголовного процесса: Комментарий к УПК РК».


Ведущая: Доброе утро, уважаемые пользователи информационного портала BNews.kz. Я рада приветствовать вас в рамках нашей онлайн-трансляции. Тема сегодняшней онлайн-конференции – реформирование судебной системы: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Республики Казахстан. Представляю вашему вниманию спикера сегодняшней онлайн-конференции, Директора НИИ уголовно-процессуальных исследований и противодействия коррупции КазГЮУ Когамова Марата Чекишевича, который также по совместительству является автором двухтомного комментария к Уголовно-процессуальному кодексу. Марат Чекишевич, хотелось бы начать с того, что хотелось бы представить вашу авторскую работу нашим пользователям, который представляет собой комментарий из двух томов. У меня было время, я немного ознакомилась, и поняла, что работа была проведена колоссальная. Можете рассказать об этом, пожалуйста. Сколько они весят в физическом смысле? Потому что выглядит достаточно внушительно!

Когамов М. Вопрос несколько неожиданный. Прежде всего, я благодарю ваш интернет портал, и вас лично, за приглашение на эту передачу. Я думаю, это очень полезная встреча для общества в целом, и для государства. Это та уникальная возможность, когда население нашей страны, граждане нашей страны очень быстро, оперативно получают информацию по определенно жизненно-важным вопросам нашей текущей деятельности, в том числе в области науки и практики. Знаете, вы действительно задали немножко неожиданный вопрос. Когда речь шла о перевозке комплектов моего «Комментария» из издательства «Жеті жаргы», который находится в Алматы, сюда в Астану, в КазГЮУ, директор издательства сказал, что будет отправлять двумя партиями. Естественно, я спросил, почему, он говорит, он тяжелый груз. А потом добавил, что каждый комплект весит примерно около 4-х килограммов. Поскольку я располагала на тот момент сигнальными экземплярами, ну, каждый автор получает сигнальные экземпляры, и, как правило, дарят их очень близким людям. Скажем так, лицам из определенных кругов для того, чтобы они были в курсе, но и соответственно, заинтересовались этим трудом и т.д. между прочим, я не поленился. Дай, думаю, в домашних условиях свешу, сколько весит мой Комментарий. И вы знаете, если быть точным, почти 3 килограмма было. Вот так я бы ответил на ваш вопрос.

Ведущая: Спасибо большое за такой комплексный ответ на неожиданный по сути вопрос! Предлагаю перейти ко второму вопросу. Думаю, что наша сегодняшняя тема в первую очередь все-таки подразумевает, какое место занимает Уголовно-процессуальный закон в уголовной политике нашего государства. Все ли сделано в области уголовного процесса на сегодня? Завершилось ли совершенствование законодательства только исключительно принятием кодекса в 2014 году?

Когамов М. Вы знаете, Уголовно-процессуальный кодекс, я бы сказал, в триаде кодексов, если говорить в целом об уголовной политике нашего государства существует триада кодексов. Это Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс. Так вот, по своему значению, месту, роли, функции, Уголовно-процессуальный кодекс занимает центральное место. Например, Уголовный кодекс устанавливает уголовную ответственность. Уголовная ответственность оформляется судебным актом через уголовный процесс после принятия судебных актов вступления его в законную силу, исполняет судебный акт вида уголовного наказания в соответствующие государственные органы уже в рамках Уголовно-исполнительного кодекса. Поэтому, если сказать по-другому, Уголовно-процессуальный кодекс обеспечивает взаимопереход уголовной ответственности, предусмотренный Уголовным кодексом к исполнению наказании в рамках Уголовно-исполнительного кодекса. Вот такая сегодня, скажем так, миссия данного кодекса. Да, в прошлом году законодатель страны принял Уголовно-процессуальный кодекс. Вы знаете, колоссальная работа была проведена и со стороны межведомственной рабочей группы, и со стороны рабочей группы, депутатов Мажилиса, Сената Парламента, мы, научные круги, активно проходили через этот процесс – экспертировали, консультировали. Я сам написал несколько экспертных заключении. Задолго до работы с этим кодексом в стенах Парламента нашей страны, я даже написал специальную книжечку. Она так и называется «Что такое уголовный процесс и уголовно-процессуальное право Республики Казахстан»? Каждый депутат Парламента получил эту работу. Для меня, например, было очень важно, а с уголовным процессом я дружу примерно с 1976 года. То есть, с прошлого столетия, чтобы наши законодатели, особенно те, которые не имеют юридического образования, юридической подготовки очень внимательно отнеслись к этому кодексу, и честь и хавала им. Они справились с этой задачей. Принят абсолютно новый кодекс. Абсолютно новый по содержанию, по нормам, по институтам, которые им регламентируются. Но и соответственно, сказать, что с его принятием и введением в действие с первого января 2015 года процесс совершенствования Уголовно-процессуального законодательства завершился, нельзя. Об этом можно судить, хотя бы на таком очень характерном примере. В рамках «Плана нации» я внимательно прочитал несколько раз все 100 шагов, и приятно для себя отметил то обстоятельство, что «Планом нации» затрагивается и уголовный процесс. Я бы даже сказал, уже прошел процесс реализации положении «Плана нации». Там 3 шага есть, они оснащены область уголовного процесса. 31 октября текущего года принят закон. В Уголовно-процессуальный кодекс вновь внесены изменения и дополнения, вытекающие из «Плана нации», что я имею в виду. Планом нации предусмотрены 3 очень важные позиции. Первая позиция – окончательно передать в компетенцию, в полномочия следственного судьи все оставшиеся следственные действия, на которые раньше давалась санкция. То есть, производство этих следственных действии могло иметь месть исключительно и только санкцией надзирающего курора. Так вот, кодексом 2014 года подавляющее большинство санкции, то есть, не совсем на производство действии, существенным образом затрагивающие права человека и гражданина были переданы в компетенцию следственного судьи. Но, оставались несколько следственных действий, которые на сегодняшний день переданы законом от 31-октября. В рамках Плана нации, и вот результат как реализация. Требования этого документа. О каких следственных действиях идет речь? Прежде всего, сегодня, даже если быть точным, с 1-января 2016 года санкция следственного судьи будет необходима при производстве осмотра жилого помещения, в том числе, в принудительном порядке. При производстве осмотра жилого помещения, если это жилое помещение одновременно является местом происшествия. Дальше санкция с 1 января 2016 года также потребуется на производство обыска всех видов личного обыска за изъятиями. В Уголовно-процессуальном кодексе есть положение, которое исключает при производстве личного обыска получение санкции прокурора, например. Правонарушитель задержан, или заключается под стражу, и т.д. в таких случаях ни санкции судьи, ни участие понятых не требуется в силу той ситуации объективной, которая складывается с заключением лица под стражу. Есть еще некоторые другие обстоятельства. В целом, если так стандартно подойти к личному обыску с нового года он будет требовать также получение следственного судьи. Среди следственных действий, на которые также потребуется получение санкции следственного судьи до производства этого следственного действия, новый закон упоминает выемку. Стандартная выемка не требует получения санкции следственного судьи. Даже в рамках закона от 31 октября текущего года. Но когда речь идет о выемке документов, содержащих государственную тайну, или иные охраняемые законом тайны, санкция следственного судьи будет обязательна. Таким образом, тот круг следственного действия, на производство которых с 1 января 2016 года потребуется получение санкции следственного судьи. Законом от 31 октября подробно описана процессуальная форма того, как и каким образом следователь через надзирающего прокурора в установленном процессуальном кодексом порядке получает санкции у следственного судьи. Учитываются все реальные ситуации, связанные с получением данной санкции. Вторая группа вопросов, которая получила отражение в законе от 31 октября это увеличение круга дел с участием присяжных заседателей. Скажем так, до 31 октября был один подход, это, как правило, были дела особо тяжких преступлений, за которые Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде смертной казни или пожизненного решения свободы. Так вот, если обвиняемый в ходе досудебного расследования заявляет ходатайство о том, чтобы данное дело было рассмотрено с участием присяжных заседателей. Так оно и происходит на самом деле. В рамках Плана нации введено еще несколько составов преступления, где-то порядка четырех-пяти составов преступления. Они, прям, отдельно названы. Если будет ходатайство, по ним тоже допускается провести рассмотрение таких дел с участием присяжных заседателей. В законе по-прежнему жестко оговариваются виды особо тяжких преступлений, начиная от убийств, совершенных в условиях чрезвычайной ситуации, в условиях массовых беспорядков, группы воинских преступлении, совершенных в военное время, в боевой обстановке, и т.д. по которым суд присяжных не допускается не при каких обстоятельствах. Вы знаете, это такие дела, по которым я долго думал, почему не допускается, когда писал комментарий. Но все же пришел к выводу, что это правильная позиция законодателя судебной практики. Это такие дела, где эмоции могут перехлестнуть, понимаете, и может быть допущена судебная ошибка судом с участием судебных присяжных. Поэтому, чтобы не было этого эмоционального налета при рассмотрении этих дел, законодатель убрал их из категории тех дел, которые могут быть рассмотрены с участием присяжных заседателей. Надо полагать, мотивируя это тем, что высочайшая беспристрастность по таким делам могут главным образом единолично, если мы говорим о суде первой инстанции, обеспечить профессиональные судьи. Третья позиция, на которую также надо обратить внимание, и она составляет чуть ли не 2-3 содержания закона с 1-октября текущего года. Это упразднение в числе органов областного суда кассационной инстанции. Теперь областной суд будет действовать в статусе суда апелляционной инстанции. Что касается Верховного суда, то на уровне Верховного суда упраздняется его прежняя надзорная функция, и верховный суд будет наделен компетенцией кассационного суда. То есть, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда страны будет обладать компетенцией кассационной инстанции. Во всяком случае, если говорить о последнем нововведении, последнем новшестве, то я заметил, опять же приятно для себя отметил, что, несмотря на то, что в судебной системе мы убираем одну инстанцию, можете себе представить, такое количество дел сегодня может быть пересмотрено Верховным судом. Потому что, после прохождения апелляции даже новый закон от 31-октября не ограничивает возможности сторон в апеллировании в порядке кассации Верховного суда нашей страны. Это очень приятно. Почему? Потому что Верховный суд - это все же последняя высшая судебная инстанция, и при любых обстоятельствах, несмотря на то, что в новом законе содержится ряд ограничении, тем не менее, Верховный суд сегодня при наличии основании, как они хорошо прописаны в этих нововведениях, может пересмотреть судебный акт практически по любому делу об уголовном правонарушении. Вот в этом плане новый закон предоставляет всем участникам процесса такой возможности. Ну вот, если закончить ответ на ваш вопрос, вы говорите, что еще можно было бы сделать дополнительно? Вот когда разрабатывался проект уголовно-процессуального кодекса, и уже шла работа рабочей группы Мажилиса Парламента Республики Казахстан, я тогда вносил 2 предложения депутатам. Но видимо, надо все же подождать. Возможно, потребуется время. Но я думаю, что в перспективе в нашем процессуальном кодексе должны появиться самостоятельные главы, например, посвященные процессуальному порядку, исключения из уголовного дела фактических данных, не допустимых в качестве доказательств. Сегодня в процессуальном кодексе и в новом, и в старом, есть нормы, которые касаются группы фактических данных, которые не при каких обстоятельствах не должны использоваться как доказательство по делу. Ну, например, фактические данные, полученные с применением пыток, насилия, других недозволенных методов, и т.д. Но вот эту процедуру, на мой взгляд, надо прописать в новом уголовном кодексе. Второй момент, я думаю, что очень важно, поскольку уголовным кодексом установлена ответственность за пытки, это не банальное, не рядовое преступление. Есть целая Конвенция ООН против пыток, масса других документов, разработанных в этой области по этой теме. Возможно, предусмотреть в уголовном кодексе и главу, которая будет касаться по делам о пытках. Проект такой главы я разработал. Предлагал, кстати, нашим законодателям. Я еще раз говорю, пока возобладала такая точка зрения, что с этим делом надо повременить, хотя статистика, и другие данные указывают на то, что такие факты, к сожалению, имеют место в области уголовного процесса. Далее, на мой взгляд, можно было бы расписать и вопросы медиации. Они сегодня есть в Кодексе, но их изложение достаточно фрагментарное. Я предложил специальную главу о том, как и каким образом в процессуальном смысле, с точки зрения процесса проводить медиацию. Я думаю, тоже придет время, наверное, придет осознание того, что надо эти вещи сделать. И мы обязательно, и научный, и практически круг, придем к этому вопросу и к правильному его решению. Но это только часть моих замечаний по поводу того, что можно еще дополнить, и сделать по совершенствованию уголовно-процессуального кодекса 2014 года. А в целом, я еще раз говорю, это завершенный документ, и достаточно эффективный инструмент в руках всех тех, кто вовлечен в орбиту правосудия по уголовным делам.

Ведущая: Вы рассказали об основных нововведениях, которые были приняты, о возможных потенциальных изменениях. Хотелось бы узнать, в рамках проделанной работы, насколько сложно написать подобный комментарий, и что предшествовало этому?

Когамов М. Вы знаете, если очень коротко, словами мудрецов сказать, надо очень много учиться, много работать, много видеть, и может быть даже много перестрадать, чтобы родить такие вещи. Вы знаете, я выше говорил, что с процессом я дружу с 1976 года. Для меня, когда я провожу исследования, пишу статьи, учебные пособия, монографии, разного рода краткие комментарий к различным законам, чтобы оперативно на них откликаться, и т.д. Всегда лейтмотивом моей работы проходит одно очень интересное положение в минимальных стандартных правилах обращения с заключенными. Это документ 1955 года. Он был принят на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности. Потом был одобрен ЭКОСОС в 1957 году. Когда в 1976 году я впервые столкнулся с этим документом, я обратил внимание на пункт восемьдесят четвертый этих минимальных стандартных правил, где была записана примерно такая мысль: лица, не вызванные в суд, и еще не осужденные в ниже следующих правилом считаются подследственными заключенными. Подследственные заключенные считаются не виновными, если не следует соответственно обращаться. Вот под таким углом зрения я и пишу все свои произведения. У меня несколько сот научных работ в области уголовного процесса. Но, прежде чем прийти к этим работам, естественно пришлось, если уже совсем конкретно говорить, быть участником многочисленных конференций, круглых столов научного характера разного уровня, работать в разных рабочих группах, проэспертировать не одну сотню проектов нормативно-правовых актов. В общем, проделать колоссальную работу, везде, подчеркиваю, видеть, слышать, впитывать все это в себя. У меня были прекрасные учителя. Поэтому, когда я созрел, скажем так, теоретически освоил уголовный процесс, практически освоил, я много лет работал на практике, и был связан с уголовным процессом. Много было таких разных полезных контактов. И я сделал попытку, дай думаю, напишу такой комментарий. И вот такой первый комментарий в 1998 году я написал в Алматы главам уголовно-процессуального кодекса 1997 года, который утратил силу в связи с принятием УПК 2014 года. Затем спустя 10 лет, когда я совсем уже созрел, набрался выносливости, я написал первый в истории суверенного Казахстана Уголовно-процессуальный кодекс полную версию в таком единоличном авторском формате. Потому что была еще одна полная версия. Она была написана большим авторским коллективом в двух томах к старому кодексу. Надо всегда точно говорить об этих вещах. Мне тоже, говорю опять же, было приятно, что в стране нашлись люди, которые тоже посчитали нужным написать такой комментарий. Поэтому эти 2 комментария, тот двухтомник с участием большого количества авторов, и мой единолично написанный комментарий. Сегодня можно сказать, что это является бестселлерами. Как только появился Кодекс 2014 года, надо было выручать практику и наших практиков, оперативно снабдить учебное заведение комментариями. В прошлом году, под конец 2014 года я написал комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. Это 352 страницы. В нем я охарактеризовал исключительно новеллы в хорошем предисловии, чтобы практики могли быстро сориентироваться и 1-января, не нарушая прав личности, эффективно применять новый кодекс. Проехал чуть ли не по всей стране. Выступал в разных аудиториях, и давал научные разъяснения норм Уголовно-процессуального кодекса. Но я пообещал всем, что я напишу полную версию. Вот она – полная версия вышла в двух томах. Ее я написал в этом году. Мне университет КазГЮУ дал творческий отпуск. Мне потребовалось буквально 3 месяца. Я человек писаний. Мне было достаточно того, подчеркиваю, объема знаний, которые я получил в результате серьезной, жизненной, теоретической подготовки. Хороший практический багаж. Нормальные у нас сегодня бесплатные возможности доступа к информационно-правовым системам Министерства Юстиции. Я вот, по-человечески рад этому обстоятельству. Я уже работаю, буквально в домашних условиях сделал эту работу. Первый тираж практически полностью разошёлся. Буквально сегодня должны привести из Алматы второй тираж. Не исключаю, что будет еще и третий тираж. Но вышел ведь закон 31 – октября. Сегодня я сижу, уже неделю занимаюсь подготовкой небольшой книжечки. Она будет издана в офисе Генерального прокурора. Мы ее безвозмездно раздадим всем потребителям. Наверно будет несколько тысяч экземпляров. В будущем 2016 году, где-то во второй половине 2016 года эта небольшая книжечка по новеллам от 31-октября текущего года будет частью этой полной версии, если еще чего-то не произойдет. Поэтому то, что я сейчас пишу по закону от 31-октября тоже направлено на то, чтобы практики, в том числе наши судьи могли сориентироваться. Понятно, что сейчас кругом идут семинары во всех органах и т.д. по этим новшествам. Но я думаю, научное разъяснение, доктринальное разъяснение, пусть даже оно носит не официальный характер, я думаю, будет не лишним в этом процессе. Кстати, вот 2 тома были изданы под редакцией Генерального прокурора. Это достаточно правильная позиция ситуации, потому что я наблюдал за всем процессом разработки кодекса 2014 года, работал как консультант в Мажилисе, когда рабочая группа с депутатами двигала этот проект, теперь уже закон. И соответственно, сегодня офис Генерального прокурора, надо отметить и генерального Прокурора Асхата Даулбаева, его первого заместителя Иоганна Меркеля. Они были очень заинтересованы. Это было их поручение, разработать этот комментарий. Это как-то совпало с моими научными планами и интересами. Естественно, я, не долго мешкая, сделал эту работу. И моя теперь жизненная, может быть даже пожизненная миссия – постоянно мониторить этот комментарий, и по мере надобностей его переиздавать.

Ведущая: Марат Чекишевич, хотелось бы узнать, под каким углом вы написали данный комментарий, и что вы в них разъясняете?

Когамов М. Главным образом я даю научное разъяснение того, каким образом в уголовном процессе реализуются его 3 основные функции. Это функция обвинения, олицетворяемая с прокурором. Это функция защиты, олицетворяемая с профессиональным адвокатом. Это функция разрешения дела по существу. Это функция, которая возлагается исключительно на конкретного судью или составы судьи. Так вот, давая научное разъяснение уголовно-процессуальных норм, применительно к этим функциям, достаточно развернуто показываю условия, основания, последовательность, и порядок выполнения этих функций как сторонами процесса, так и судом, который рассматривает дело по существу. Поскольку комментарий является продуктом научного творчества, он достаточно хорошо опирается на практические выкладки. Тем не менее, этот комментарий относятся к неофициальным толкованиям кодексов, законов и т.д. Поэтому этот комментарий надо рассматривать как дополнительное средство в арсенале тех, кто ведет процесс, и тех, кто, соответственно, участвует в процессе. Это очень много, подчеркиваю, лиц, которые тем или иным образом попадают в орбиту уголовного процесса. Поэтому комментарий не обладают властной силой, не обладают юридической силой, но способствуют более тонкому и глубокому пониманию назначения Уголовно-процессуального кодекса в обществе и государстве.

Ведущая: Хорошо. Спасибо большое! У нас, к сожалению, ограниченное время. Но в заключение хотелось бы узнать, ведете ли вы обратную связь со своими пользователями, а также проводите ли мониторинг применения норм УПК?

Когамов М. Вы знаете, это, наверное, обязательное условие, и признак любого человека, который по-настоящему занимается наукой. Мне приятно, что в любое время суток, подчеркиваю, я говорил, что проехал по всей стране, это тоже был мониторинг. Сейчас у меня мониторинг несколько другого характера и плоскости. Ко мне звонят следственные судьи, адвокаты, прокуроры, правозащитники, даже осужденные, простые граждане, дознаватели, следователи, надзирающие прокуроры. Они постоянно просят проконсультировать тому или иному вопросу. Причины разные. Не дошел комментарий, но есть на руках кодекс. Вы же знаете, никогда нельзя считать любой кодекс совершенным. Даже любой закон другого вида. Потому что специальная терминология применяется, потому что вообще в законах допускается высокая абстрактность юридических норм. Есть даже дефекты в процессе законотворчества. Они могут быть такого свойства, не очень ясно излагаются правовые нормы и т.д. вот почему нужны такие комментарий, и нужен такой мониторинг. Я даже открыл специальный файл на рабочем месте, записываю туда все пожелания, и для себя отмечаю, что эту ситуацию, которая мне как ученому понятно, а надо дополнительно разъяснить более обстоятельно и т.д. Даже для себя делаю по ходу какие-то открытия. Потому что это живая практика. Это живая связь. И я веду такой мониторинг. Более того, официальные органы, Генеральная прокуратура, МВД, Верховный суд и другие ведомства, они тоже анализируют практику применения. По роду деятельности я член научного консультативного совета в Верховном суде. Я тоже работаю с определенными документами высшей судебной инстанции, которые касаются области уголовного процесса. Естественно, я что-то для себя подмечаю. И вот, вроде бы издан комментарий, пишу сейчас очередной комментарий к новшествам, вы знаете, работа не останавливается. Вот закончу комментарий к закону от 31-октября, буквально небольшой отдых, и я дальше буду работать над содержанием вот этой вот полной версии, понимаете? Потому что это такой процесс, вот чуть-чуть отойдешь, сразу теряешь связь, понимаете? Поэтому постоянно надо жить с этой работой. Тогда она будет полезной, и мне действительно приятно, что это работа пользуется, как и прежние мои работы, высоким спросам. Для себя я отмечаю работу как вклад в укрепление правового государства, таковым мы являемся по нашей Конституции. Это такой очень важный момент. Побольше надо писать таких комментариев. Для меня очень важно, что простые граждане получают разъяснения для того, чтобы правильно поступать и вести себя, если они вдруг окажутся участниками уголовного процесса. Для меня очень важно использование этого научного разъяснения практиками. Я как ученый все же я независимый человек. И я комментирую, прежде всего, законы в волю законодателя, волю народа, выраженную в этом кодексе. А не подзаконные акты ведомства, понятно, что я на них ссылаюсь. Но для меня очень важно передать содержание уголовно-процессуальной нормы. Как это понимает законодатель, понимаете? Для того, чтобы все потребители этого комментария правильно и единообразно понимали Уголовно-процессуальный кодекс, правильно и единообразно его применяли в своей повседневной практике.

Ведущая: Марат Чекишевич, спасибо большое за ваши ответы. Желаю вам творческих успехов в ваших научных изысканиях.

Когамов М. Спасибо!

Ведущая: Ну а вам, дорогие пользователи, хотелось бы напомнить о том, что за самой достоверной правовой информацией вы можете обращаться на информационный портал BNews.kz. Всего доброго, до свидания!

Читайте также

Рекомендуем
Концерт Ержана Максима состоится 28 июня в Нур-Султане 2123

Похожие новости