"Дети войны" рассказали североказахстанской молодёжи о своей жизни во время ВОВ

10 Мая, 2019, 14:01 25393
"Дети войны" рассказали североказахстанской молодёжи о своей жизни во время ВОВ |  | BNews.kz

Они делятся своими воспоминаниями и не устают говорить о том, что нельзя вычеркнуть из истории эти страницы.

В универсальной научной библиотеке имени С. Муканова прошёл литературно-музыкальный вечер. Своими воспоминаниями о тех страшных событиях с молодёжью поделились уже дожившие до глубоких седин "дети войны", сообщает корреспондент BNews.

Ескендир Нурумов все свои молодые годы, в том числе и военные, провел в Булаевском районе, ныне районе М.Жумабаева. Когда началась война, ему было всего 9 лет. В таком юном возрасте ему пришлось ощутить все тяготы и лишения военного времени. Все мужчины ушли на фронт, а в селе остались одни старики, женщины и дети. Будучи маленьким мальчиком Ескендир пахал на коровах, держал плуг, собирал в полях колоски пшеницы. Семья была многодетная, вместе с ними жили дети покойного брата отца. Братья ушли на фронт, один из них не вернулся, а второй попал в плен, но сбежал и до окончания войны партизанил в брянских лесах. До недавнего времени семья считала его погибшим. И только спустя четыре года пришла добрая весть о том, что он жив и здоров.

"Всё, что можно отправляли на фронт.  До сих пор помню, как мать и сестры всё время вязали и отправляли на фронт рукавицы. Всё свозили на почту и оттуда отправляли. Ничего не жалели, всё лучшее — фронту", — вспоминает Ескендир Касенович.

В конную армию забрали вместе с седлом и единственную лошадь Нурумовых и ездить потом приходилось на коровах. На них же пахали землю. Естественно, животное не успевало, как следует пастись и, наработавшись за день, давало очень мало молока.

Перед посевной была не менее горячая пора, чем во время неё. Как раз в мае жители собирали в степи колосья пшеницы, которые не убрали осенью и которые уже перезимовали, что было их единственным источником пропитания. Ежедневно взрослые и дети выходили на промысел, чтобы добыть хотя бы немного пшеницы для муки и испечь лепешку или буханку хлеба.

"Несмотря ни на что люди были очень добрыми и отзывчивыми,  делились последним куском хлеба, готовы были всё отдать. Жили очень дружно, ели всё, что придется. О мясе тогда, конечно, даже и не мечтали. Картошку казахи не выращивали, испокон веков занимались только животноводством. Скот забрали, так что разводить было фактически некого. Однако спасали соседи из соседних русских деревень, которые делились овощами и научили заниматься земледелием", — вспоминает Ескендир Нурумов.

Несмотря ни на что школы работали, хотя  учебников не было. Тогда в школу шли именно за знаниями. Причём шли далеко, иногда она находилась в соседней деревне за два, три, а то и пять километров. Вот и Ескендир Нурумов учился в русской школе в соседнем селе. Чтобы посещать её после войны родители определили его на "квартиру". Тяга к знаниям была настолько сильной, что свою дальнейшую жизнь Ескендир Касенович также связал со школой. Получив соответствующее образование, он более 40 лет проработал учителем математики и завучем в селе Николаевка.

Ровно 900 дней пробыл Ленинград в блокадном кольце. Единственная "дорога жизни" была через Ладожское озеро. Из города улетели все птицы, исчезли домашние животные, не осталось даже крыс. А хлебный паёк с каждым днём уменьшался. Но, несмотря на все трудности и лишения, город стойко держал оборону и поэтому навсегда останется символом мужества, стойкости и героизма в глазах советского народа.

Все ужасы этой страшной блокады пережила Ирина Васильевна Седельникова. Сегодня она делится своими воспоминаниями и не устаёт говорить о том, что нельзя вычеркнуть из истории эти страницы, наполненные кровью,  страданиями. По её словам, ни в коем случае не стоит забывать эти страшные события, хотя бы для того, чтобы они больше никогда не повторились.

Во время войны маленькой Ире было всего пять лет. Как только начались военные действия, детей сразу же решили вывезти из города. Поезд, на котором ехал детский сад, остановили в лесу, около линии фронта, не успев довезти детей до безопасного места. 

"Всё, что помню, это поезд, лес, костры, огромное полчище комаров и маленький брат, который все время держит меня за руку. Дальше опять встреча с мамой и круглосуточный детский сад, откуда нас забирали только на выходные. Двор дома, в котором мы жили, был вымощен булыжником, а посередине была огромная щель, в которую мы прятались во время бомбёжек. Недалеко от дома ещё до войны было построено новое здание школы, куда мама надеялась отдать меня учиться. В нём расположили госпиталь и установили красный крест. Однако школу разбомбили", — вспоминает Ирина Васильевна.

Практически всё её блокадное детство прошло именно в детском саду под звуки бомбежек и шум кружащих над городом самолетов. Однако в 1942 году семью благополучно эвакуировали. Выбирались из города по единственной на тот момент "дороге жизни". На санях детей довезли до Ладожского озера, посадили на караван. Машин было восемь. Но до берега, уцелев, добрались только четыре.

"Нас усадили в теплушки, это вагоны, а в них деревянные полати. Посередине печка. На улице сильный мороз. Мама принесла буханку хлеба и давала нам только по чуть-чуть. Для многих эта долгожданная буханка стала концом жизни. Все старались скорее наесться, но после долгого голодания организм не выдержал", - вспоминает жительница блокадного Ленинграда.

Около миллиона защитников Отечества, погибших во времена Великой Отечественной войны, до сих пор считаются пропавшими без вести. Останки тех солдат, которые пали смертью храбрых на полях сражения либо так и остались лежать в окопе или блиндаже с оружием в руках в самом начале войны — до сих пор не преданы земле по человеческим и воинским канонам. Тысячи людей ничего не знают о судьбах своих родных и близких, и не имеют возможности возложить цветы на могилы своих братьев и отцов. Для того чтобы увековечить память и отдать долг тем, кто пожертвовал собственной жизнью во имя Родины и нашей свободы, и существуют поисковые отряды.

Представители военно-патриотических отрядов рассказали о том, сколько еще бойцов, павших в боях за Родину, до сих пор лежат в окопах и блиндажах и числятся без вести пропавшими.

Заместитель руководители военно-патриотического клуба "Саланг", член ОО "Союза десантников" Владимир Пекарский не понаслышке знает о том, сколько солдат ковали победу и отдали свои жизни для того, чтобы сегодня над нами простиралось мирное небо. Уже много лет члены ВПК "Саланг" ежегодно являются участниками Международной Вахты памяти по эксгумации и захоронению останков солдат, павших в боях за Родину.

Владимир Пекарский рассказывает, что найти останки не всегда бывает легко. Некоторые лежат всего в 10-20 сантиметрах от поверхности земли, зачастую в том же положении, как бежали в бой, с лопатой, винтовкой или гранатой в руке. Некоторых засыпало в окопах, воронках от снарядов и блиндажах. Их отыскать, конечно, намного сложнее. Здесь поисковики совместно работают с местным населением.

"В прошлом году я ездил на вахту памяти, и мы вели работу с теми, кто были очевидцами тех страшных событий. Благодаря таким воспоминаниям нам удается находить больше солдат", — рассказал Владимир Пекарский

 Местные жители рассказывали, как немцы уже ушли с оккупированной территории, и на ней оставались только два солдата, возможно, они были из Казахстана, так как в это время там воевала одна из дивизий, сформированных на казахстанской земле. Но тут началась бомбёжка. Снаряд угодил прямо в рядом стоящее дерево, и зацепил солдат. Они погибли. Тогда девяти- и пятилетние дети, которые стали очевидцами этого события, самостоятельно захоронили бойцов. У них не было сил поднять тяжёлые тела взрослых, тогда они просто столкнули их в воронку от снаряда и похоронили, присыпав сверху землей.

В прошлом году останки этих солдат нашли именно там, где показали эти уже дожившие до глубоких седин "дети". Позднее этих солдат, имена которых, к сожалению, установить так и не удалось, с торжественными почестями захоронили в братской могиле.

"ВПК «Саланг» работает в Парфинском районе в Новгородской области уже больше 20 лет. За это время каждый год здесь поднимают от 400 до 700 бойцов. И эта цифра с годами не становится меньше. Только наш отряд ежегодно находит по 20-30 бойцов", — рассказал Пекарский.

Группа работает именно в этой долине, потому что там начинали свой боевой путь наши казахстанские дивизии — 314, 310, 313 и 316, которая приняла свой первый бой 19 августа 1941 года именно на Новгородской земле. Местность, где сейчас работает отряд, называется Красная гора. Её так назвали потому, что после жесточайших боев, прошедших здесь, земля, реки и ручьи в округе — все было пропитано кровью. Даже сейчас, спустя не одно десятилетие почва там багрового цвета, и, кажется, что она богата железом.

"Никто себе не представляет воочию масштабов этой трагедии. Я тоже раньше никогда этого не представлял. А реально десятки или даже сотни тысяч солдат были брошены в лесах и болотах. Их бросили потому, что не было возможности захоронить. После войны не было денег, нужно было восстанавливать страну и все силы были сконцентрированы именно на этом. К тому же везде были растяжки, ведь очень опасное дело. До сих пор ребята поисковики подрываются на неразорвавшихся снарядах. Так только в позапрошлом году на раскопках погибло двое опытных ребят", — рассказывает Владимир.

В музее ВПК "Саланг"  много экспонатов. В Казахстане ему фактически нет аналогов. На вывоз трофейного оружия и других найденных на раскопках предметов необходимо разрешение.  Поисковики соблюдают все существующие правила, и ежегодно музей пополняется все новыми и новыми экспонатами. Его основная задача показать нынешнему поколению, насколько была оснащена армия фашистской Германии и с каким оружием смогли победить их в неравном бою советские солдаты.

Надежда Наумова


Похожие новости