Российский экономист сравнил деятельность «Самрук-Казына» с Резервным фондом РФ

Российский экономист сравнил деятельность «Самрук-Казына» с Резервным фондом РФ

08 сентября, 2017, 11:33 576 Новости Астаны
 Российский экономист сравнил деятельность «Самрук-Казына» с Резервным фондом РФ

В Астане на днях состоялся международный форум суверенных инвестиционных фондов, который объединяет 32 финансовые организации из 31 страны, созданные их правительствами для инвестирования резервных средств. На форум приехали финансовые менеджеры, под управлением которых находится более 5 трлн долларов, что в четыре раза превышает ВВП Российской Федерации, рассчитанный по текущим рыночным ценам. Российский экономист Владислав Иноземцев сравнил опыт Резервного фонда и Фонда национального благосостояния РФ с казахстанским Фондом национального благосостояния «Самрук-Казына». Свое мнение он опубликовал в Газете.ру в статье «Фонд, который не лопнет».

Суверенные фонды появились на Ближнем Востоке ещё в 1950 годы, но стали особенно популярным инструментом инвестирования в 1980-1990 годы, когда многие правительства приняли решения о создании действующих на рыночных основах корпораций, которые могли бы на долгосрочной основе вкладывать средства, получаемые страной от экспорта сырьевых ресурсов.

«В России аналогами таких структур можно считать Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, однако делать это следует с некоторыми оговорками. Во-первых, их средства не инвестировались в инструменты фондового рынка ни в России, ни за рубежом, и, во-вторых, ни один проект, который был профинансирован из ФНБ, пока ещё не обеспечил возвратности вложенных средств», - поясняет Владислав Иноземцев.

Как отметил экономист, в Казахстане до последнего времени наблюдалась отчасти схожая ситуация: учрежденный правительством фонд «Самрук-Казына» выступал скорее холдингом, владеющим долями в крупнейших национальных компаниях, чем полноценной инвестиционной корпорацией.

«Казахстанские власти стремятся не столько выгодно вложить собственные средства, сколько вовлечь иностранцев в реализуемые на своей территории инвестиционные проекты – что сегодня, на мой взгляд, куда более актуально для постсоветских стран», - пишет автор.

В 2015 году в «Самрук-Казыне» начали разрабатывать план реформы, ориентированной на ускоренную приватизацию казахстанских госкомпаний. Сегодня уже можно подвести некоторые итоги преобразований – и по многим направлениям они выглядят вполне обнадёживающими, считает Владислав Иноземцев.

«Прежде всего, реформа помогла уйти от традиционной, «министерской», системы управления. Было создано единое казначейство, через которое проводится финансирование контролируемых фондом госкомпаний; введена единая электронная система закупок, независимая от руководителей каждой из корпораций; начат активный вывод непрофильных активов. Первая мера принесла около 175 млн долларов, вторая – порядка 550 млн долларов. Оптимизировав свои расходы, фонд сэкономил почти 450 млн, и всё это менее чем за два года», - уточнил экономист.

По российским меркам деньги, может быть, и не гигантские, но представьте, какие выгоды могла бы принести независимая площадка по закупкам товаров и услуг для «Газпрома», Ростеха, Роснефти и РЖД.
За два с небольшим года число организаций, контролируемых «Самрук-Казыной», сократилось с более чем 600 до 360, а рыночная стоимость управляемых компанией активов увеличилась с 40,3 до 66,7 млрд долларов.  Согласно планам властей, уже к 2020 году доля государства в управляемых фондом компаниях должна снизиться с 51-100% до 15-20%.
Казахстанский инвестиционный фонд стал одним из главных агентов по привлечению в страну иностранных менеджеров, которыми должны быть усилены советы директоров всех подконтрольных компаний. При этом советы усиливаются не «единственными и незаменимыми» партнёрами типа господина Шрёдера, а профессионалами: в совет директоров «Казакстан Темiр Жолы» пришел бывший глава Fraport немец В.Бендер; в «Самрук-Энерго» – А.Стёрзель, экс-руководитель подразделения германского энергетического гиганта RWE на Ближнем Востоке, и Х.Велез бывший глава операций испанской ENDESA в Латинской Америке.

«Пусть и с некоторой натяжкой, но можно сказать, что за четыре года в Казахстане прошли значительную часть того пути, который, например, у малазийского суверенного фонда Khazanah и сингапурского Temasek занял пару десятилетий. На мой взгляд, именно политика правительства Казахстана в сфере приватизации и привлечения в страну иностранного бизнеса выгодно оттеняет нашего южного соседа от большинства стран бывшего СССР», - написал экономист.

Казахстанская экономика во многом похожа на российскую по своей структуре, но она всё более серьёзно отличается по характеру своей организации и устанавливаемым правительством ориентирам. В отличие от России, Казахстан умело выстраивает стратегию крупной, но региональной державы, отмечает Владислав Иноземцев.

`