Автор проекта «Помощь детям в Сирии»: В наших руках жизни тысяч детей
Эксклюзив

Автор проекта «Помощь детям в Сирии»: В наших руках жизни тысяч детей

10 ноября, 15:06 10011 Новости Алматы
Автор проекта «Помощь детям в Сирии»: В наших руках жизни тысяч детей

По официальным данным, с начала войны в Сирии погибли 14,7 тысячи детей. Это число растет с каждым днем. Большинство из погибших детей стали жертвами бомбардировок и боевых действий, еще больше умерли от голода или болезней.

Казахстанцы не остались в стороне от этой беды и организовали в этом году проект «Помощь детям в Сирии». Его инициатором стал казахстанский адвокат и соучредитель общественного фонда Sezimtal Сункар Нурмагамбетов. Он рассказал корреспонденту BNews.kz о том, почему не все казахстанцы готовы к благотворительности и как его проект может облегчить жизнь тысяч сирийских детей.

«Помощь детям в Сирии» - это лишь один из проектов общественного фонда Sezimtal, который начал свою деятельность в 2016 году. За время существования фондом реализованы несколько проектов, в том числе и помощь обманутым китайской клиникой 13 казахстанским семьям, чьим детям с ДЦП вкололи укол ботокс вместо процедуры 3S-блокировки нерва. Тогда ОФ «Sezimtal» помог добиться полной компенсации и за короткий период времени. Сейчас одним из значимых проектов является «Помощь детям в Сирии», который стартовал в марте этого года.

- Сункар, расскажите, как возникла идея проекта «Помощь детям в Сирии»?

- Однажды я озвучил такую идею: А почему бы нам не заняться детьми Сирии? Эта мысль пришла ко мне внезапно. В последующем эта мысль материализовалась в целый проект. Уже после мне довелось встретиться с представителями ЮНИСЕФ. Мы обсудили несколько проектов, в том числе и «Помощь детям в Сирии». Проект заключается в том, что общественный фонд Sezimtal мобилизует все средства в Республике Казахстан и в последующем передает их в ЮНИСЕФ Казахстан, который затем через свои структуры указанные денежные средства направляет в ЮНИСЕФ Нью-Йорк (штаб-квартира) и уже дальше в ЮНИСЕФ Сирии или ЮНИСЕФ Катар. По результатам зачисления сумм ЮНИСЕФ представляет фонду отчет о целевом использовании денежных средств. Мне не приходит на ум лучшего партнера в лице ЮНИСЕФ. Общеизвестно, это структура ООН, которая признана Казахстаном, аккредитована и осуществляет здесь свою миссию.

- Сборы средств стартовали в мае этого года. Поддержали ли казахстанцы инициативу, сколько удалось собрать денег на данный момент?

- 20 марта 2017 года мы подписали соглашение и через месяц начали сборы, провели пресс-конференцию, благотворительный вечер, работу со СМИ. Мы собрали определенные средства, но на сегодняшний день есть определенные сложности в сборах. В первую очередь, я думаю, что это проблемы ментального характера. Многие наши граждане считают, что в Казахстане достаточно своих проблем и детей, которые также нуждаются в поддержке и помощи. Но отвечая на часто задаваемый вопрос, я говорю, что в Казахстане детям так или иначе гарантирована защита, это обеспечено государством. Я не помню, когда в последний раз встречал детей, которые беспризорничают, бродяжничают и т.д. В целом, надо отдать должное, благодаря государству, НПО такая проблема сведена к минимуму. Второй момент, Сирия у нас ассоциируется сейчас с боевыми действиями, и многие люди хотят, как мне кажется, быть подальше от этих проблем. Да, они осознают, что там очень непростая ситуация и многие не хотят в это вникать, понимая, что они никак не смогут повлиять на это. Данный фактор, естественно, тоже играет роль.

- Какова ситуация с сирийскими детьми на сегодня?

- С сирийскими детьми проблема сложная. Мы видим, что там идут боевые действия и самые незащищенные – это дети. Они остаются на улице, живут в руинах, у них нет ни еды, ни крова, ни элементарно нормальных человеческих условий. Это и есть основной аргумент, почему мы занимаемся детьми Сирии.

- Есть ли последняя статистика, сколько детей нуждается в помощи?

- Я разговаривал с экс-почетным консулом Сирии в Казахстане господином Дерех Самир Али. Он мне рассказал, что точной цифры нет, и никто не может ее указать. С каждым днем она варьируется, так как конфликт не прекращается.

- Казахстан в сфере благотворительности на сегодня занимает 87-е место из 137 стран. Почему такой низкий показатель?

- На данный момент Казахстан в хвосте рейтинга благотворительности. Можно привести пример, для некоторых может быть чуждо, почему Леонардо Ди Каприо принимает активное участие в работе WWF по сохранению популяции тигров, а Анджелина Джоли усыновляет детей из Африки и Азии. И в первом, и во втором случаях имеется объяснение, хищники в пищевой цепи сохраняют за собой место и прямо влияют на экосистему в целом. Относительно усыновления детей, как я понимаю, это демонстрация гуманности и спасение детей, которые меньше всего защищены. 

- Все же по результатам сборов какие регионы Казахстана лидируют?

- Активное место на сегодня занимает Западно-Казахстанская область. Не знаю, с чем это связано. Возможно, в той части нашей страны люди в какой-то степени более традиционны и религиозны. Также, как правило, локомотивом инициатив выступают города Алматы и Астана, чему я искренне рад.

- Насколько мне известно, после запуска проекта некоторые казахстанцы захотели усыновить сирийских детей и даже ожидали встречи с послом?

- К сожалению, по законодательству Сирии это воспрещается. Во-первых, у детей, оставшихся без родителей, находятся родственники, как правило, они остаются у них. Во-вторых, положения ислама. Мы понимаем, что Сирия – это арабская республика, исходя из этого, они противятся, чтобы усыновляли их детей. Как известно, в одном из интервью Динара Сатжан озвучила такую идею, кроме нее ко мне обращались и другие люди. Уверяли меня в том, что у них благополучная, полноценная семья, в которых имеются дети. Таким образом, эти люди хотели поддержать общество, народ Сирии через усыновление детей.

- Кстати, бренд-амбассадором стала Динара Сатжан. Это была ваша инициатива?

- Да, пригласил ее я. До этого я обращался и к другим казахстанским звездам, но некоторые из них отказались. Динара Сатжан сразу же согласилась. И более того, изъявила желание усыновить ребенка из Сирии.

- Есть ли возможность помочь сирийским детям не финансово?

- Проект это исключает. Если люди начнут приносить вещи, медикаменты, то для этого необходимы соответствующие склады, помещения на каждый из продуктов питания, продовольствие и т.д. Таких возможностей ни у ЮНИСЕФ, ни у Sezimtal нет.

- Подобные проекты существуют в странах постсоветского пространства?

- Я знаю в Российской Федерации, а именно в Дагестане, есть подобный проект, но он реализуется на правительственном уровне. Правительство Дагестана совместно с одним из общественных фондов занимается сбором средств уже несколько лет, там подключено достаточно большое количество людей. Но я не брал этот проект в качестве аналогии. Мне этот проект пришел неожиданно.

- На данный момент Ваш проект нуждается в поддержке со стороны правительства?

- Ввиду того, что общественный фонд является некоммерческой и неправительственной организацией, и мы не политизируем свою деятельность, мы не нуждаемся в подобной поддержке. Но я бы хотел отметить следующий момент. Наша деятельность является благотворительной, этим жестом мы выражаем поддержку сирийскому народу, что, в свою очередь, проецируется с деятельностью Правительства Казахстана - в участии государства в примирении сторон в сирийском конфликте. В этой части мы идем в унисон.

- Сколько на сегодня человек вовлечены в проект?

- Существует попечительский совет из трех участников. Это Ернар Кулкыбаев, Ажар Нурмагамбетова и Айгуль Джондельбаева. Также в фонде имеется соучредитель Гульнар Нуркаева и координатор Саида Ибраимова. Это те люди, которые прямо или косвенно вовлечены в проект.

- Порой подобного рода благотворительные проекты принимают волонтеров. Вы об этом не думали?

- Когда мы проводили благотворительный вечер, в нем принимали участие студенты KIMEP, КазНУ. Все отнеслись с пониманием, интересовались, задавали вопросы, но мы больше хотели добиться обратной связи, реакции. Мы не ожидали от студентов каких-то поступлений, мы больше призывали их к созиданию. Но что касается волонтерства, на данном этапе в нашей деятельности они не требуются.

- Вы планируете сделать этот проект долгосрочным?

- Изначально проект планировался до июня, но в последующем мы решили его пролонгировать до конца 2017 года. ЮНИСЕФ согласился. И я думаю, это показатель того, что ЮНИСЕФ удовлетворен нашей работой. Конечно, я бы хотел заниматься этим проектом до момента достижения его целей.

- Учитывая возможности и настрой казахстанцев, скольким сирийским детям можно оказать помощь?

- Распределением средств будет заниматься ЮНИСЕФ, и я думаю, в отчете это и будет указано. То есть это может быть в виде приобретения медикаментов, предметов первой необходимости и т.д. Все будет зависеть от стоимости товаров и услуг, это прямо отразится на их объемах. Мы можем помочь как сотням, так и тысячам детей. В настоящее время о нашем проекте стало известно посольству Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации. Буквально недавно на полях сирийских переговоров, которые прошли 30-31 октября в Астане, у меня состоялась встреча с послом Риядом Хаддадом, он выразил благодарность в связи с инициативой гуманитарного проекта «Помощь детям в Сирии» и высоко оценил наши усилия, направленные на облегчение жизни сирийских детей. Я хотел бы еще раз отметить, что проект Sezimtal не политизирован, навеян временем и лишь положительно влияет на отношения между обществом, а вместе с тем и стран.

`

Новости партнеров