Конвенция по Каспию открывает возможности для улучшения инвестклимата – Кушкумбаев

10 августа, 2018, 12:02 2235 Новости Астаны
Конвенция по Каспию открывает возможности для улучшения инвестклимата – Кушкумбаев

Но принятие конвенции одномоментно не решит все вопросы, существующие в Каспийском регионе, сказал эксперт.

В преддверии Актауского саммита заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Санат Кушкумбаев рассказал BNews.kz об ожиданиях от проведения мероприятия, проблемах и перспективах Каспийского региона:

- Санат Кайрслямович, на предстоящем саммите планируется подписание конвенции о статусе Каспийского моря. Как Вы считаете, способна ли конвенция решить глобальные проблемы каспийского региона?

- Я не думаю, что принятие конвенции одномоментно решит все вопросы, существующие в Каспийском регионе. Но важно отметить, что подписание конвенции – очень важный шаг вперёд, демонстрирующий положительную динамику. Принятие конвенции создаёт правовую платформу для решения проблем, существующих в регионе Каспия. Во-первых, это многосторонний документ, при подписании которого все пять каспийских стран принимают на себя соответствующие обязательства. Во-вторых, она может стать своеобразной "Конституцией" этого региона, позволяющей разрабатывать на её основе двусторонние и многосторонние документы, связанные с нефте- и газодобычей на шельфе, прокладкой транспортных трубопроводов и газопроводов, судоходством, рыболовством, защитой окружающей среды, флоры и фауны. На протяжении долгих лет множество вопросов решалось на основе национальной юрисдикции и двухсторонних соглашений. В настоящее время требуется решение вопросов на многосторонней основе. Принятие конвенции увеличивает переговорные шансы и перспективы по прокладке трубопроводов.

- Конвенция может создать возможности для организации экспорта туркменского газа в Европу. Как известно, этому противились Россия и Иран. Так, России вряд ли нужен конкурент в лице Туркмении, который потенциально может обвалить цены на газ и отобрать долю рынка у "Газпрома".  Как Вы думаете, возможно ли достижение консенсуса по этому вопросу?

- Дело в том, что газовая конъюнктура изменилась: и спрос, и цены стали иными. Россия и Иран должны понимать, что стратегическое затягивание вопроса с принятием конвенции контрпродуктивно. Данный вопрос дебатируют больше двух десятилетий, фактически на Третьем каспийском саммите в Баку уже наметились горизонты по достижению консенсуса и принятию сбалансированного варианта конвенции. Необходимо отметить, что Россия проявила свою конструктивную позицию в ходе принятия этой конвенции. Так, двустороннее соглашение, разграничивающее дно северной части Каспия между Казахстаном и Россией, было подписано ещё в 1998 году. Уже тогда Россия показала, что готова пойти на секторальное разграничение дна. При этом высока вероятность, что при подписании конвенции и Иран, и Россия сохранят за собой механизмы, с помощью которых будет осуществляться контроль над строительством объектов с учётом экологических рисков и стандартов, но в целом этот документ консенсусный.

- Азербайджан имеет амбиции стать крупным поставщиком газа в Европу. В то же время Туркменистан собирается проложить трубопровод по дну моря и перекачивать по его территории газ, который затем составит конкуренцию азербайджанскому. Насколько готов Азербайджан пойти навстречу этим намерениям?

-  Мне кажется, что Азербайджан наоборот будет заинтересован в том, чтобы стать ключевым пунктом на пути экспорта газа, если таковой реализуется.

На сегодняшний день точно неизвестно, сколько газа у Туркменистана. Имеются соглашения, протоколы, меморандумы об экспорте туркменского газа по разным направлениям: северное направление по линии России, три газопровода по линии Китая, известный проект газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), а также два газопровода в Иран. Возникает вопрос: обладает ли Туркменистан достаточными объёмами газа? Это один аспект.

Если запасов туркменского газа окажется достаточно и в перспективе предполагается прокладка газопровода на Запад, то это нисколько не снизит экспортный потенциал Азербайджана, поскольку речь идёт о европейском и турецком рынках, способных потребить большие объёмы энергоресурсов.

Поскольку европейские страны заинтересованы в диверсификации источников потребляемой энергии, то и Туркменистан, и Азербайджан рассматриваются ими как важные партнёры-экспортёры газа.

В данном контексте возникает вопрос о недостаточности газовых ресурсов Туркменистана и Азербайджана в Каспии для создания эффективного пула, способного оправдать рентабельность газопровода в Европу. Без Ирана наполнение газовой трубы представляется очень сложным. Однако текущая ситуация, в которой Иран, находящийся под санкциями, пытаются отстранить от подобных сделок, также представляет вызов.

- Ваше мнение о части соглашения, касающегося военного присутствия и демилитаризации Каспия. Каковы позиции пяти стран по поводу исключения военного присутствия стран, не имеющих выхода к Каспию?

- Все стороны саммита согласны, что активность других неприкаспийских стран должна быть ограничена. Это очень важный правовой пункт, который позволит создать ясные правила игры в решении вопросов на Каспии.

- Может ли подписание конвенции привести к реализации планов Президента Нурсултана Назарбаева о строительстве водного канала "Евразия", который предполагает соединение Каспия и Черного моря?

- Подписание конвенции даст правовую основу для реализации многих транспортных проектов, в том числе и строительства водного канала "Евразия". Уже существует Волго-Донской канал, и "Евразия" подразумевает его расширение и углубление. Казахстан заинтересован в использовании данных каналов вне зависимости от экономической и геополитической конъюнктур.

- Каковы ваши ожидания от проведения Каспийского саммита в Актау? В чем профит для Казахстана от предполагаемых результатов форума?

- Я думаю, что это очень важное событие для региональной, международной политики. В постсоветский период свыше четверти века шли вопросы, дискуссии, обсуждения, споры по статусу Каспия. У стран Каспийского региона были разные, зачастую диаметрально противоположные позиции. Теперь, когда мы приблизились к разрешению данной проблемы, необходимо поставить точку и двигаться дальше.

У Казахстана оптимистичные ожидания от проведения саммита. Проект конвенции близок к позиции, которая изначально была заявлена Казахстаном. Более того, мы ничего не теряем, а скорее выигрываем: расширится правовая база для нашей экономической деятельности в каспийском регионе, что повлечёт рост инвестиционной привлекательности. С принятием конвенции возникает перспектива открытых возможностей для улучшения инвестиционного климата во всем регионе Каспия.

`