Музыка как кодекс физических законов

20 октября, 2018, 12:51 663
Музыка как кодекс физических законов

В Большом зале театра "Астана Опера" 16 октября прошел первый авторский концерт молодого композитора и пианиста, лауреата многих международных конкурсов, в том числе конкурса им. П.И. Чайковского, 19-летнего докторанта итальянской академии музыки Santa Cecilia di Bergamo Рахата-Би Абдысагина. На суд слушателей были представлены восемь симфонических произведений. В двух из них, написанных для фортепиано и симфонического оркестра, солировал сам автор.

Его сравнивают с Моцартом – в нем рано проснулся гений музыки. А мне это сравнение близко тем, что и у Моцарта был рядом отец, который, начиная с пятилетнего возраста музыканта, собирал титулованных ценителей музыки на его концерты. И у Паганини был рядом отец, зверь, конечно – чуть ли не ломал сыну смычком непослушные пальцы и разбивал скрипку, – но был! И вообще, у каждого юного таланта, впоследствии поразившего мир, были рядом близкие по крови, кто позволил этому таланту развиться. Если твоему сыну есть что сказать миру – помоги ему, открой перед ним горизонты! Отец Рахата-Би Абдысагина Толеген Кожамкулов, сам музыкально одаренный, сумел стать сыну и первым учителем, и первым критиком. Но я не об этом хотела бы рассказать сегодня.

Ключевые слова здесь – юноше с его ранних лет есть что сказать всем нам. Хотя, казалось бы, какие тайны в свои девятнадцать он может поведать мне, которая в три раза старше него? Чего не дочитала, не дослушала, не досмотрела, могу компенсировать опытом. Но почему, когда в душе поселяется пустота, я включаю его «Вперед к солнечному свету», или «Волю к жизни», или «Казахскую рапсодию» и могу слушать эти вещи в авторском исполнении бесконечно, подавляя в себе желание разрыдаться, чувствуя, как очищаюсь от скверны повседневной жизни с ее примитивными ценностями и глупой суетой. И вглядываясь в полет бледных мальчишеских рук над черно-белыми клавишами. Критерий возраста к таланту неприменим.

Поэтому пару недель назад с радостью откликнулась на приглашение семьи молодого композитора приехать в столицу и послушать его произведения в живую – ведь многих его вещей пока нет в интернете. Между тем ими открываются престижнейшие фестивали на Западе, Востоке и в России, их партитуры считают за честь опубликовать музыкальные издательства с давней историей и непререкаемой репутацией. И скажу вам – да, я сполна воспользовалась возможностью проследить за мыслью юного композитора-экспериментатора, пытающегося разъять музыку на элементарные частицы, а затем создать из них нечто принципиально новое. Все прозвучавшие в концерте авангардные произведения для симфонического оркестра, отличаясь жанрово, формально, несут на себе груз глубоких знаний и точных предчувствий молодого человека о мире, жизни и себе. Мне было интересно наблюдать, как в «Жилище Бога» из какофонии космического хаоса, в полной тьме, рождается тонкая полоска света, на глазах перетекающая по всему спектру – от темно-фиолетового до красно-оранжевого и, наконец, ослепительно-белого. Этот свет структурирует окружающий мир, упорядочивает его. На смену несвязной, расчлененной игре скрипок пробивается сквозь толщу темноты робкий, поначалу плоский голос флейты, а потом и уверенный консонанс виолончелей – приходит гармония и проникает, как вода, в самые потаенные уголки вселенной, а на самом деле – человеческого духа. Потому что жилище Бога – это человек. Рахат-Би так и говорит: «Мы думаем, что Бог смотрит на нас сверху, а он знает нас изнутри». И, добавлю от себя, Бог сам знает, когда начать с нами говорить, сперва подав знак – ту самую полоску неверного еще света среди мрака и безнадежности.

Что еще прозвучало в концерте… «За гранью темноты» – баллада для хора теноров и симфонического оркестра, «Слезы тишины» – концерт для фортепиано и симфонического оркестра («Тишина – абсолютная, безукоризненная гармония, воплощение всего и ничего»), «Бег Времени» («Люди говорят, что время проходит. Время говорит, что проходят люди»). Свет, время, абсолютная темнота или абсолютное беззвучие – это все объективные физические категории, далекие от понятного мира привычных ощущений. А композитор продолжает «усугублять», настаивая, что тьма, как и свет, это не хорошо и не плохо, это свойство, состояние, само по себе имеющее право быть, а потому интересное для интерпретаций. Если ты сам многомерен и открыт для познания – так и твои версии будут интересны, к чему бы они ни склонялись – к физике ли, или к лирике.

Рахат-Би Абдысагин вновь показал большое искусство, которое универсально, поскольку может говорить с нами и на языке рацио, и на волне эмоций – было бы желание его понять. Судя по всему, он преподнесет нам и не такие сюрпризы. Как сказал, предваряя концерт, гость из России, композитор и профессор Московской консерватории им. Чайковского Юрий Каспаров: «Страшно даже подумать, что Рахат-Би подарит нам лет через десять».

Автор: Гульнара РАХМЕТОВА

`