BNews.kz - Live - «Фермерские охотничьи хозяйства: Внедрение устойчивых практик управления животным миром»

«Фермерские охотничьи хозяйства: Внедрение устойчивых практик управления животным миром»

2220
Кертешев Талгат Сеитович
Менеджер проектов ПРООН в области сохранения биоразнообразия, экосистем и зеленой экономике

Родился 22 октября 1962 г. в с. Катон-Карагай Восточно-Казахстанской области.

1980 году окончил Топкаинскую среднюю школу с золотой медалью. 1980-1985 гг. студент факультета лесного хозяйства Казахского сельскохозяйственного института, получил диплом с отличием. В 1996 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1997 году ему присвоено ученое звание доцента лесного хозяйства.

Свой трудовой путь начал в 1985 году с должности инженера-таксатора во Всесоюзном объединений «Леспроект» (Казахское лесоустроительное предприятие). В период с 1985 по 1991 гг. в составе лесоустроительной партии проводил таксацию и оценку лесных и не лесных ресурсов при помощи предварительно отдешифрированных аэрофотоснимков. Проводил анализ деятельности природоохранных лесных учреждений, составлены картографические материалы на топоснове при помощи УТП-2 в камеральных условиях, принимал участие в написании разделов лесоустроительного проектирования по 9 лесоохранным учреждениям Казахстана.

1991-1997 гг. – работал ассистентом, старшим преподавателем, заведующим кафедрой лесной таксации и землеустройства Казахского государственного аграрного университета. Разработаны и внедрены в производство рекомендации по ведению комплексного хозяйства в пустынных лесах Казахстана.

1997-2001 гг. – прошел путь от главного специалиста до начальника отдела особо охраняемых природных территорий в Комитете лесного и охотничьего хозяйства Министерства сельского хозяйства РК/Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РК. Участвовал в разработке нормативных правовых актов в области особо охраняемых природных территорий (ООПТ), Концепции развития ООПТ до 2030 года. Под непосредственным его участием были созданы новые ООПТ (Алакольский, Каратауский заповедники, Каркаралинский, Катон-Карагайский национальные парки и «Бурабай», природный резерват «Акжайык»). Работая в Комитете участвовал в разработке и координации работ по подготовке 5 международных проектов Глобального экологического фонда (ГЭФ) в области сохранения биоразнообразия.

2001-2004 гг. – научный советник/менеджер Центрально-Азиатского трансграничного проекта ГЭФ/Всемирного Банка (ВБ) по сохранению биоразнообразия Западного Тянь-Шаня. Руководил и участвовал в написании разделов первого в республике Плана управления Аксу-Джабаглинского заповедника с учетом международного опыта. Координировал работы по разработке концепции развития экотуризма и созданию современного Визит-центра. Является соавтором Биорегионального плана сохранения биоразнообразия Западного Тянь-Шаня.  Проводил презентацию проекта на 5 Всемирном Конгрессе ООПТ (г. Дурбан, ЮАР, 2003), получившего оценку успешного проекта в числе 14 проектов ГЭФ в мире.

С 2004 года национальный менеджер проекта Программы развития ООН (ПРООН)/ГЭФ/ Правительства РК «Комплексное сохранение глобально значимых приоритетных водно-болотных угодий». В течение 2004-2009 гг. принимал активное участие в совершенствовании законодательной базы в области особо охраняемых природных территорий (2006 г.), охраны и использования животного мира и водных ресурсов с учетом международных норм. Руководил разработку Планов управления ООПТ Алакольского и Коргалжынского государственных природных заповедников, внедрению Программ по мониторингу за компонентами биоразнообразия и среды обитания. Оказал содействие в развитии альтернативных видов деятельности для сельских жителей в области устойчивого сельского хозяйства, восстановлении бросовых сельскохозяйственных земель вокруг ВБУ и внедрении методов управления пастбищными угодьями на примере демонстрационных участков, восстановлении ирригационных сетей с целью уменьшения потери воды для полива сельхозкультур и внедрении инновационных подходов управления в области рыбного хозяйства. В рамках данного проекта принимал активное участие в создании первого в СНГ трастового фонда сохранения биоразнообразия Казахстана, в качестве инструмента устойчивого дополнительного финансирования природоохранных мероприятий.

Прошел курсы повышения квалификации во Всесоюзном институте повышения квалификации руководящих работников лесного хозяйства (г. Пушкино, Московская обл., 1987) и туры по обмену опытом в биосферных резерватах, национальных парках и заповедников Германии, США, СНГ, Китая, Индии, Англии, Австрии, Таиланда и Южной Кореи. Член Всемирной комиссии по охраняемым территориям Северной Евразии Международного союза охраны природы.

Автор Проекта развития лесного хозяйства на 9 лесоохотничьих хозяйствах республики и концепции развития ООПТ до 2030 года. Имеет 7 учебно-методических пособий, 3 монографии и более 20 статей в области лесного хозяйства и ООПТ.

За заслуги в области охраны природы в 2009 году он награжден правительственной медалью «Экология саласының үздігі», а также нагрудным знаком «За заслуги в развитии туризма в Республике Казахстан».

  • Фото
  • Видео

Ведущая. Это онлайн-конференция информационного портала Bnews.kz. Меня зовут Мадина Аргын. Здравствуйте! «Сохранить и приумножить!» - именно так можно описать основную задачу фермерских и охотничьих хозяйств, которые с 2019 года появятся в Казахстане. Аналогичную проблему увеличения популяризации некоторых видов животных и птиц рассматривают в ходе реализации Программы ООН по сохранению биоразнообразия. Как ещё будут вопросы сохранения окружающей среды в Казахстане, а также какие проекты уже реализуются? Об этом и многом другом мы сегодня поговорим с менеджером проектов ПРООН в области сохранения биоразнообразия, экосистем и зеленой экономики Кертешевым Талгатом Сеитовичем. Талгат Сеитович, здравствуйте!

Т. Кертешев. Добрый день!

Ведущая. Я рада приветствовать Вас в нашей студии. Прежде чем мы начнём нашу с Вами беседу, 2 слова о работе ПРООН в Казахстане – цели, задачи и над какими проектами сейчас работаете.

Т. Кертешев. ПРООН работает в Казахстане с 1997 года. С тех времён, за 20 лет, было реализовано много международных проектов. Наша миссия заключается в том, чтобы оказать содействие Правительству Республики Казахстан в реализации или внедрении международных новых технологий и апробировать все международные методики на Национальном уровне. Что касается моего направления, мы работаем в области сохранения экосистем и биоразнообразия. В рамках этого проекта, мы выполняем 2 глобальные задачи. Первое – это сохранение биоразнообразия, второе – борьба с деградацией земель. Наши проекты направлены на решение глобальных проблемным задач по этим двум направлениям. Решение Национальных проблем должно осуществляться на уровне Правительства Республики Казахстан – теми государственными органами, которые отвечают за водные ресурсы, за рыбные ресурсы, за животный мир и за леса в целом. Поэтому, в рамках проектов ПРООН, мы в большей части оказываем содействие в решении глобальных проблем, которые имеются в Республики Казахстан.

Ведущая. Как отметил в ходе Парламентских слушаний Председатель Сената Касым-Жомарт Токаев, - стране сейчас требуются новые  видения в вопросах сохранения биоразнообразия. Какая работа ведётся сегодня в Казахстане поданному вопросу?

Т. Кертешев. Очень верно отметил Касым-Жомарт Кемедевич, в плане того, что начиная с 2011 года весь мир принял новый стратегический план в области сохранения и устойчивости биоразнообразия. Он одобрен на 10 Конвенции сторон, которая прошла в Японии. Казахстан, как член данной Конвенции одобрил тот Стратегический план, который был принят на мировом уровне. Этот план ориентирован на 20 глобальных целевых задач, которые имеются во всем мире. Он охватывает все ключевые отрасли. По этому Плану в Казахстане первая задача – это создание оптимальной экологической сети Казахстана. Вы знаете, что по линии Европы есть Econet, в Латинской Америке – Панамская экологическая сеть. Эти сети включают в себя Национальные заповедники, которые называются особо охраняемыми территориями, лесные хозяйства, охотничьи хозяйства, рыбное хозяйство и сельское хозяйство, в части органического земледелия и пастбищ экосистем. Одной из ключевых задач, которой сегодня человечество работает – это развитие системы особо охраняемых природных территорий. Богатство биоразнообразия мы должны передавать нашему будущему поколению в таком же виде, в котором мы получали от своих предков. Поэтому, сегодня, в этом плане по линии Конвенции ООН в области биоразнообразия, установлен ключевой показатель – 17% наземных экосистем мира должны охватываться заповедниками и Национальными парками. В Казахстане сегодня доля особо охраняемых природных  территорий занимает 2,6 % от территории всей страны. Если сравнить, то мы далеко отстаём от среднемирового уровня. Все ключевые экосистемы на уровне горных, пустынных, степных, полупустынных районов, где обитают редкие исчезающие виды, должны быть увеличены по площади. В этом плане ПРООН в 2008-2012гг. были созданы 3 резервата и Национальных парков. С 2012 по 2017 гг. не создано особо охраняемых природных территорий. Мы внедряем международные методики менеджмента, как этим управлять. Основу мы создали, а дальше Министерство сельского хозяйства и Комитет лесного хозяйства и животного мира должны целенаправленно работать над созданием новых особо охраняемых природных территорий. До 2030 года мы должны в 2 раза увеличить процент охвата заповедников, Национальных парков нашей страны. И второе, что я хотел бы отметить – рыбное, лесное и охотничье хозяйство являются составной частью зеленой экономики, но сегодня их доля составляет 0,1%. Это очень низкий показатель. Есть несколько факторов. В Казахстане не проводится экономическая оценка экоуслуг природных богатств страны. Сегодня мы оцениваем только снабжающую часть – это, допустим, зерно, рыбная продукция. За бортом, без оценки остаются регулирующие экосистемные услуги. Допустим, сколько леса Казахстана поглощают вредных веществ. Весь мир это оценивает, а Казахстан не оценивает. Если смотреть опыт других стран, то регулирующие экосистемные услуги занимают порядка 95% от общей экономической стоимости лесов. А у нас 100% - это только дрова и древесина, которую мы получаем от лесной экосистемы. Остальная часть не оценивается. За бортом остаётся рекреационные экосистемные услуги. Рекреационные услуги – это оздоровительная функция лесов. Они тоже оцениваются во всем мире. В итоге, получается, у нас не очень эффективно управляемые лесные хозяйства. Что касается рыбного хозяйства, у нас практически нет товарного рыбоводства. Есть естественные озёра и реки, запасы рыбных ресурсов которых мы исчерпали. Те рыбные ресурсы, которые мы получали в советское время, были на третьем месте после России и Украины. Сегодня они истощены и мы импортируем рыбные ресурсы из различных стран. А весь мир сегодня перешёл на развитие товарного рыбоводства. Китай 85% рыбных ресурсов получает от товарного рыбоводства. Весь секрет в том, чтобы создавать искусственные пруды и выращивать там рыбу. Это направление в зеленой экономике являются приоритетным и доходным направлением. Поэтому, в рамках наших проектов, мы работаем над усилением лесных хозяйств. Последние 2 года мы создали 2 прудовых проекта – в Актюбинской и Кызылординской областях. Программу ПРООН все путают с донорскими организациями. А мы оказываем содействие, что бы на низовом уровне создавались такие проекты. Что касается новых направлений, которые обозначил спикер Сената, второе направление – внедрение экономических механизмов. Первое – создание экологической сети, а второе – внедрение экономических механизмов в области управления биоресурсами. Этот механизм у нас сегодня не работает. Поэтому, мы сейчас апробируем 7 новых видов экономических инструментов, которые апробированы на мировом уровне. На мировом уровне апробированы порядка 15. Сегодня во всем мире бизнес-компании, которые вкладывают деньги на сохранение биоразнообразия, имеют определённые налоговые льготы. В Казахстане эта норма не работает. Air Astana в 2008 году выделила 100 тысяч долларов США для фонда сохранения биоразнообразия, в рамках совместного проекта ПРООН и Правительства, с чего должна заплатить налог порядка 30%. Это корпоративный фонд, который работает по накопительной системе. Весь мир освобождён от налоговых льгот. Наоборот, они попадают в список тех организаций, которые направляют деньги на сохранение биоразнообразия. Это – будущее поколение, будущее Нации и т.д. Второе – это положительные и отрицательные субсидии. Сегодня в Казахстане, от всего объёма, который выделяется со стороны государства на субсидирование нефтяной, газовой отрасли, сельского хозяйства, только 3% считаются положительными. Это те субсидии, которые направлены на поддержку управления водными ресурсами, рыбным хозяйством и т.д. 97% - это отрицательные субсидии, которые направлены на поддержание нефтяных структур, энергетического сектора и т.д. А весь мир сегодня своей долгосрочной стратегией поставили цель, чтобы постепенно снизить отрицательные субсидии, путём наращивания положительных субсидий. Положительные субсидии – это поддержка органического земледелия, это поддержка выращивания лесных плантаций, это развитие товарного рыбоводства и т.д. Эти направления со стороны государства сегодня не поддерживаются. Третье направление – это платежи за экосистемные услуги. Допустим, у нас вопрос биоразнообразия по приоритетности стоит на предпоследнем 7-8 месте. Сегодня идёт 40% недофинансирование этих отраслей. Сколько государство от них получает, столько и выделяет. Есть такое, что многие вопросы на мировом уровне решается не только через государственный бюджет. Там есть бизнес-структуры, которые могу и должны выделять деньги через платежи за экосистемные услуги. Это добровольный механизм между поставщиками и пользователями экосистемных услуг. Мы возили депутатов, представителей государственных структур в Индонезию и показывали, как этот механизм работает. Сейчас эту норму мы должны включить в экологический кодекс. Такой термин, как «платежи за экосистемные услуги», должен быть там.

Ведущая. А вообще, представители государственных органов в этом заинтересовались?

Т. Кертешев. Да, заинтересовались. Допустим, сегодня Национальный парк просит деньги на какие-нибудь предохранные мероприятия, а эти деньги есть у другого. Таким образом, связали поставщиков и пользователей экосистемных услуг. Следующее направление – компенсационный механизм за потери в биоразнообразии. Эта норма во всем мире работает, а у нас не работает. Нет законодательной нормы труда. У нас есть – возмещение ущерба. Та или иная бизнес-организация, которая работает вокруг заповедника, наносит ущерб. У нас есть газовое месторождение Хонсу, которое расположено в 4 км. от Устюртского заповедника. Они проводят работы по бурению скважин и создают вибрационный эффект. В Устюртском заповеднике обитает медоед, который есть только там в Казахстане. Из за газового месторождения они ушли из этих мест. Во всем мире та организация, которая нанесла ущерб, вкладывает средства, чтобы каком-то образом их удержать. Можно создать вольер архара. Либо можно составить договор с заповедником на проведение природоохранных мероприятий. Эта норма у нас не работает. Поэтому у нас идёт апробирование этого метода в рамках этих проектов. Сегодня, с учётом развития промышленности, с учётом интенсивного развития сельского хозяйства, пришло время создания новых экономических механизмов и внедрения финансовых инструментов в области управления природными ресурсами. Сегодня необходима новая стратегия для Казахстана. 198 стран практически утвердили Стратегии в виде Концепции и т.д. В прошлом году в ноябре в результате Парламентских слушаний были вынесены рекомендации Правительства Республики Казахстан о необходимости утверждения концепции по сохранению биоразнообразия до 2030 года. К сожалению, по данному направлению пока нет движений. Мы видим, что уполномоченные органы Министерство Национальной экономики РК, Министерство сельского хозяйства РК и Министерство Финансов РК работают по данному направлению. Сегодня мы такую Концепцию не имеем – это один из сдерживающих факторов, которые есть в области биоразнообразия.

Ведущая. Необходимо, наверное, довести ситуацию до критической точки, что бы началось какое-то движение. А я напомню, что это онлайн-трансляция информационного агентства Bnews.kz. Сегодня мы обсуждаем реализацию программы ООН по сохранению биоразнообразия. В гостях у нас менеджер проектов ПРООН в области сохранения биоразнообразия, экосистем и зеленой экономики Кертешев Талгат Сеитович. Талгат Сеитович, давайте продолжим тему. Сегодня, как это не печально, одна из центральных проблем Казахстана – это вода. Расскажите, пожалуйста, о проекте улучшения практик для устойчивого управления водными ресурсами в лесном секторе Аральского района Кызылординской области.

Т. Кертешев. Вообще, Аральский бассейн является одной из наших пилотных территорий, наряду с Устюртским  хребтом или Балхашской проектной территорией. Когда мы начали работу в данном регионе в 2014 году, мы столкнулись с тем, что от реки Сырдарья забирается очень много воды для полива рисовых культур и других зерновых культур. Общая орошаемая площадь рисовых культур составляет 85 тысяч гектар по Кызылординской области. Когда мы начали изучать, куда идут воды, которые мы забрали и какое состояние этих каналов, оказалось что эти каналы разрушены и потеря воды составляет 60%. То есть, мы 2/3 воды забираем и ещё из них теряем 60%. Такая ситуация отрицательно влияет на экосистему Арала. Кроме того, что на Арале есть воспроизводство рыбных ресурсов для населения и он является водно - болотным угодьем международного значения. Необходимо, чтобы это водное угодье было местом обитания перелетных птиц и рыбных ресурсов, должно быть необходимое количество воды. Это первое. Второе – это каким образом забираемая вода должна прийти в приток реки Сырдарьи. Когда мы Аральском районе провели инвентаризацию, оказалось, что там есть множество каналов, но не один канал не имел паспорта. Это говорит о том, что они юридического статуса не имеют, не имеют лимита, который должно иметь каждое хозяйство для полива своих культур. Также стоит вопрос, кто будет заниматься ремонтом этих каналов. И если мы восстановили канал, каким образом можно решить вопрос водосбережения. На эти вопросы нужно ответить. На территории Аральского лесного питомника есть канал, протяжённостью 3 км – Шолакарык. Вода там до питомника не доходит. Поэтому, в рамках нашего проекта, при участии Компании Coca-Cola, мы совместно разработали проект и начали работу по реконструкции этого канала. Во-первых, мы восстановили канал и там появилась жизнь. Во-вторых, села стали местом водопоя местного скота.  В-третьих, там есть крестьянские хозяйства, которые раньше выращивали бахчевые культуры, которые из-за отсутствия воды бросили это дело. Теперь они заново начали заниматься бахчевыми культурами. Вода дошла до питомника. Раньше у них не было электричества, не было оборудования по капельному орошению. Поэтому мы поставили гибридную солнце-ветровую станцию в 5 кВт и этого достаточно для освещения домов, контор питомника и дома инспектора. Это первая часть. Вторая часть – обеспечивает двигатель для колодца. Третье – для капельного орошения. В итоге, мы создали лесной питомник на площади 4 гектара. 2 гектара для выращивания саженцев саксаула чёрного и 2 гектара для лиственных культур, которые пойдут на озеленение населённых пунктов. Раньше им необходимо было 2 000 кубов воды, а сейчас после восстановления хватает 800. Экономия воды – это хороший показатель. Сегодня, я пользуясь случаем, хотел бы отметить, что необходимо провести паспортизацию этих каналов. Потом посадить их на баланс областного акимата и провести ремонтные работы. И тогда, действительно, часть воды, которую мы забираем от реки Сырдарьи для орошения, могли бы обратно вернуть. Это такая глобальная проблема. Ещё, я бы хотел сказать, когда мы начали заниматься рисовыми культурами, мы обосновали, что необходимо снизить площадь риса на 15 тысяч гектаров. Рис – влаголюбивая порода. Она заливается водой практически до метра и все лето стоит под водой. Из-за избыточности влаги идёт процесс вторичного засоления почвы. Мы показали пилотные проекты по выращиванию кормовых культур. Как раз, у них не хватает сена для корма скота. Поэтому, если на 15 гектарах мы будем выращивать кормовые культуры, доход будет не меньше, чем от рисовых культур. Мы решаем экономические, социальные и экологические задачи, то есть, мы снижаем водопотребление в целом регионе. Этот процесс очень значимый. Наши предложения учтены будущей Стратегией областного акимата. В этом направлении они дальше работают.

Ведущая. К сожалению, наше эфирное время подошло к концу. Я напомню, что это была онлайн-трансляция информационного агентства Bnews.kz. Сегодня мы говорили о ходе реализации программы ООН по сохранению биоразнообразия. В гостях у нас менеджер проектов ПРООН в области сохранения биоразнообразия, экосистем и зеленой экономики Кертешев Талгат Сеитович. В студии работала Мадина Аргын. До свидания!

`

Новости партнеров