Казахстанских врачей обяжут выписывать рецепты по новым правилам

25 января, 2019, 19:04 9486
  • Фото
  • Видео

Как цифровизация медицины облегчит жизнь казахстанцам, рассказал вице-министр здравоохранения Олжас Абишев.

А.Олжабаева: Это Bnews online, меня зовут Акмарал Олжабаева. Сегодня мы поговорим о том, как цифровизация в медицине облегчит жизнь казахстанцам. Сегодня в нашей студии вице-министр здравоохранения Олжас Абишев. Олжас, здравствуйте!

О.Абишев: Здравствуйте, Акмарал.

А.Олжабаева: С какими проблемами сейчас сталкиваются пациенты в медучреждениях?

О.Абишев: Если говорить о раньше, то это были живые очереди, либо было сложно попасть к узкому специалисту, сложно было узнать, когда дата плановой госпитализации, какие лекарства вам положены – было много проблем, когда пациенты не могли найти либо поддержки, либо обратной связи, либо отсутствие доступной информации, которая бы объясняла, как и где они могут получить. Хотя государство ежегодно выделяет огромные суммы для того, чтобы у граждан на уровне конституции были права для получения бесплатной медицинской помощи как экстренной, так и плановой, чтобы благосостояние граждан было стабильным и процветающим. С 2018 года совместно с акиматами внедрили такие направления, как электронные очереди, запись на прием к врачу, вызов врача на дом, как узнать дату плановой госпитализации. Потому что люди жалуются, что стоят в очереди 3-4 года, а когда мы начинаем проверять, а человека оказывается не ставили на госпитализацию, такие случаи бывали, когда проблемы с коммуникацией между врачом в поликлинике и с пациентом, когда врач на словах говорит, что поставит в очередь на операцию, а потом просто забывает и пациент думает, что он ждет операцию, а на самом деле его на портале нет. На сайте egov.kz мы подняли функционал «автоматические уведомления о плановой госпитализации». То есть, когда ваш врач говорит, что поставил вас на госпитализацию - вам автоматически приходит СМС-уведомление с датой вашей плановой госпитализации. Для этого нужно зайти egov.kz и указать ваш номер, чтобы вы могли получать актуальную информацию о вашей плановой госпитализации. Также плановые осмотры: если раньше поликлиники тратили очень много времени на обзвон прикреплённого к ним населения и устно сообщали им о потребности прийти на скрининг, профессиональный осмотр, плановый осмотр для беременных и т.д., сейчас этот функционал также вынесли автоматически через систему egov.kz и если вы там поставите галочку, то вам придет уведомление с приглашением на плановый осмотр по вашему состоянию здоровья, для того, чтобы больница смогла наблюдать. Мы на уровне поликлиники снижаем ручной обзвон, ручную корректировку информации на уровне системы. Но есть главная проблема - вовлечение самих пациентов. Пациенты привыкли, чтобы им звонили, пациент привык, чтобы врач сам сообщал, уговаривал. В новой парадигме, в цифровом пространстве мы понимаем, что пациент сам ответственен за свое здоровье, а IT – это инструмент и если пациент не будет заинтересован в их использовании, то конечный эффект цифровизации здравоохранения не будет таким, каким мы его ожидаем и здесь важно объяснить пациенту, что только он является ответственным за свое здоровье, а мы даем инструмент – и если он хочет записаться дома, то мы запишем.

А.Олжабаева: Если пациент не заходит на egov.kz и не знает, что у него должна быть плановая госпитализация либо проверка здоровья, тогда работники медучреждения все-таки звонят или ждут до последнего, что он зарегистрируется и придет сам?

О.Абишев: Исторически сложилось цифровое неравенство – наличие смартфона у людей. Существующие технологии позволяют поликлинике снизить объем обзваниваемых пациентов, оставляя тот пул, у которых нет смартфонов – для них, конечно, будет обзвон. Мы просто сокращаем объемы ручного обзвона для поликлиник.

А.Олжабаева: А есть цифры, на сколько вы смогли сократить этот объем?

О.Абишев: В 2018 году мы на 15% сократили приемы в поликлиниках и число отделов статистической медицинской информации. То есть, если в приемной поликлинике раньше сидело 5 человек, сейчас сидит 3 человека, а других 2 человека мы переобучили и направили в медицинский, на специальность медсестер, в которой нужно уже большее контактирование с пациентами. Уже не нужно такое большое количество людей в приемной регистратуре и их сократили за счет внедрения таких технологий. Около 2000 человек были переобучены и перенаправлены на потребности самой поликлиники.

А.Олжабаева: Я, например, не была в поликлинике больше года, но всегда приходила с амбулаторными картами, записями, чтобы врач видел. Сейчас как обстоят дела, люди до сих пор приходят с амбулаторными картами? Как вы вводите данные в электронный паспорт здоровья?

О.Абишев: Недавно звонит мой друг и говорит: «Олжас, у вас нарушения в поликлинике, когда я прихожу в регистратуру, требую свою амбулаторную карту. Они говорят, что ничего не нужно, кроме удостоверения личности». Я говорю: «И в чем же проблема?». Он говорит, что хочет подержать в руках свою амбулаторную карту. Сейчас это не нужно, только при наличии удостоверения личности и штрих-кода по вашему ИИН мы можем поднять ваши данные. Если вы захотите, мы можем распечатать, но сейчас в этом потребности нет. Все данные уже хранятся в системе. Данные написаны не в ручном виде, как раньше, когда вы приходите к врачу и врач не разбирает почерка другого доктора, а в структурном, в печатном формате. Не нужно будет опрашивать пациента. Теперь возникла другая проблема: пациенты жалуются, что раньше врачи разговаривали, а теперь «уткнутся в компьютер и не смотрят на нас». Но врач же в компьютере не играет, он читает вашу историю болезни, если раньше он читал вашу амбулаторную карту, и вы это видели, сейчас он читает ее в компьютере. У пациента к сожалению такое отношение, что «врач должен смотреть на меня и разговаривать, опрашивать», хотя у врача нет такой необходимости, потому что все данные уже есть в компьютере, более достоверные данные, потому что пациент может забыть, что он хронически больной, принимает инсулин, либо он не знает, что диабетик принимает не 500 мг, а 1000 мг, а для врача это очень важно понимать, какие лекарства он принимает. В системе это есть, а пациент может это устно на 100% не донести.

А.Олжабаева: Или, например, если пациент попал в больницу и не в состоянии говорить, либо же без сознания, тогда врачи могут посмотреть его данные при наличии удостоверения?

О.Абишев: Верно, в прошлом году были такие случаи, когда при наличии удостоверения личности мы поднимали данные о пациенте. Были случаи, когда у пациента не было документов, удостоверяющих личность и в декабре прошлого года акимат Астаны запустил хороший пилотный проект. Они начали раздавать своим пациентам, у которых были большие риски, браслеты с QR-кодом, где впечатан их ИИН. Их раздают, «надевай и никогда не снимай» - они водоотталкивающие, противопыльные и т.п. То есть даже если у него не будет удостоверения личности, мы по браслету определим, кто он такой и можем экстренно, оперативно, качественно оказать медицинскую помощь.

А.Олжабаева: Эти браслеты бесплатные?

О.Абишев: Сейчас акимат раздал уже более 600 штук, через поликлиники № 10,6, 8 своим пациентам. Они хотят посмотреть, как пациенты к ним отнесутся. Если пилот покажет, что они довольны и им это нравится, то они начнут их масштабировать всем пациентам, у которых есть риски и которые завтра могут из-за отсутствия документов либо чего-то другого не получить экстренную медицинскую помощь. 

А.Олжабаева: Это будет за счет бюджета или пациент должен будет все равно заплатить какую-то сумму?

О.Абишев: Пока это планируется за счет существующего бюджета.

А.Олжабаева: Скажите, касательно цифровизации, все больницы и поликлиники переходят на безбумажный оборот. Какие области сейчас уже начали работать, на сколько уже готовы вести документооборот электронно?  

О.Абишев: У нас есть такое понятие «учетно-отчетные форумы». У нас есть учетно-отчетные формы по беременным, по детям, по взрослым. Много отчетных форм, которые раньше врачи заполняли вручную. В прошлом году мы подписали дорожную карту с 17 регионами до уровня районного центра, в конце декабря 99,3 % оснастили компьютерами, провели интернет и поставили специальную медицинскую систему, которая позволяет многие формы не заполнять вручную. Врач просто заполняет медицинский случай, и система автоматически выбирает под этот медицинский случай форму для заполнения – определенная форма для ребенка, форма для хронических заболеваний. Сейчас у нас автоматизированы 101 учетная форма из 121. Это позволяет врачам не заполнять кучу бумажных нескончаемых форм и больше времени уделить своему пациенту, сконцентрироваться вокруг его медицинского случая. И сейчас 17 регионов перешли и у нас есть планы на отдаленные сельские пункты, там у нас есть медицинские пункты, фельдшерско-акушерские пункты. С министерством информации и коммуникаций мы отработали вопрос, что до 2021 года – начала 2022 года они максимально до 99,7 % постараются провести интернет, и тогда у нас будет 100% охват всей республики.

А.Олжабаева: Если человек вызывает скорую домой, бригада приезжает, у них сейчас есть возможность также как в больницах просканировать код и посмотреть историю болезни?

О.Абишев: Сейчас на базе в Астане и в Алматы обкатывается пилот, когда бригада скорой помощи выезжает с наличием планшетных компьютеров. Они могут отсканировать либо штрихкод на удостоверении личности, либо отсканировать те же QR-браслеты, чтобы получить доступ к данным, к общей информации: какие у вас противопоказания, к каким препаратам, состоите ли вы на учете по каким-то хроническим заболеваниям, врач должен это знать для того, чтобы предпринять меры. И такая общая информация будет доступна бригаде сокрой помощи. Полная информация, только будет доступна только с согласия пациента. Но без согласия пациента это будет невозможно, потому что многие пациенты не хотят, чтобы их медицинские записи читали. Мы говорим: «Да, мы учитываем ваши интересы». Но как человек, занимающийся цифровизацией, я бы хотел объяснить людям, что люди с радостью делятся информацией в социальных сетях бесплатно, и компании, корпорации зарабатывают на этом огромные деньги, а мы хотим, чтобы люди в будущем делились своими медицинскими данными, чтобы мы могли эффективно планировать объем и виды медицинской помощи. Если вы будете делиться этой информацией, мы будем закупать более эффективные препараты, либо более эффективные методы лечения, но, если человек будет закрывать доступ к данным, мы не будем знать, что вам нужно. Это как две стороны одной медали, якобы и информационная безопасность, но в моем плане я сам готов открыть доступ к данным в медицинском плане для того, чтобы мой врач знал, как лучше меня лечить. То есть я знаю, что я делюсь своими данными и получаю какую-то выгоду, а люди в социальных сетях делятся всем, что едят, что покупают и с кем они отдыхают, и за это не получают ничего кроме самопиара и лайков, шеров, репостов. Моя задача донести до людей, чтобы они не боялись.

А.Олжабаева: А вот смотрите, потом не будет со стороны врачей лоббирования интересов какой-то определённой компании, которая производит лекарства? Он будет знать, что человек предрасположен к определённой болезни и даже если ему не нужно это лечение, он будет ему предлагать лекарства, которые стоят немалых денег. Есть такой риск?

О.Абишев: Отличный вопрос, такое было, это называется выписка торговых марок. Когда вы идете в больницу и врач вам говорит, что вам нужна именно такая торговая марка и т.д., вы идете в поликлинику, тратите 25-30 тысяч тенге, такое было. В этом году мы совместно с Комитетом фармации работаем над тем, чтобы теперь выписка лекарственных препаратов, назначение лекарственных рецептов была по МНН. МНН - это международное непатентованное наименование, то есть врач вам будет выписывать не название лекарства, он будет выписывать вам химический состав: такой-то химический состав против головной боли, такой-то химический состав против боли в желудке, животе, то есть у пациента будет выбор. По этому назначению, по этому химическому составу вот такой перечень лекарств, выбирайте сами. От десяти до десяти тысяч тенге, вот эти государство вам гарантирует бесплатно, а вот эти можете купить сами, если не захотите употреблять бесплатные. Закон сейчас на стадии утверждения, и мы технически параллельно делаем мероприятия, чтобы и врачи, и пациенты имели право выбора. То есть мы говорим, круглое тесто с кусочками помидора и сыра, а какая доставка и пиццерия - выбирайте сами.

А.Олжабаева: Когда это уже будет?

О.Абишев: Комитет фармации планирует через 2-3 недели утвердить нормативно-правовые документы, и мы планируем примерно до конца марта запустить техническую реализацию.

А.Олжабаева: Насколько выросли инвестиции в медицину? Куда планируете направить?

О.Абишев: Если говорить об инвестициях в целом, в области здравоохранения у нас есть пятилетняя программа до 2024 года, это от одного до трех триллионов тенге, потому что это связанно с тем, что многие наши больницы и поликлиники морально износившиеся, устаревшие. В эти инвестиции входит ремонт, оснащение медицинской техникой, обучение медицинского персонала. Теперь мы со всеми регионами подписали единые перспективные планы, где мы согласились, что эти инвестиции нам нужно разделить по годам: по 200, по 150 миллиардов в год, чтобы через 5 лет обновить всю инфраструктуру. Во-вторых, чтобы уйти от монопрофильности к многопрофильности. Например, вы приходили в поликлинику и там вам говорили: «у вас онкология», езжайте в онкодиспансер, тубдиспансер, наркодиспансер, езжай в кардиоцентр. Мы хотим от этого отойти и через пять лет эти больницы сгруппировать в одном месте, чтобы была многопрофильность и по международному опыту, когда пациент обращается в одно место и вокруг него все службы выстраиваются, то есть в одном месте находится и кардиоцентр, и онкоцентр, и нейроцентр, и служба будет выстраиваться вокруг пациента для оказания как экстренной, так и плановой медицинской помощи. За счет этого первые работы мы в прошлом году начали с регионами, у нас было привлечено около 113 миллиардов тенге – это не только государственные бюджетные деньги, но и частные инвестиции. То есть 47 процентов - это частные инвестиции, когда компания приходит со своим капиталом. И мы говорим, если пациенты будут к вам идти, мы гарантируем, что в течение 5-6 лет мы этот объем по таким тарифам будем у вас размещать. Это уже не государственная клиника, не государственное строительство – это полностью частные инвестиции и риски, если завтра будет ступенька кривая или протекает крыша, у нас будет инструмент для того, чтобы частный инвестор сделал это на качественном уровне по международным стандартам. Если раньше частный инвестор построил и ушел, сдал нам в операционную деятельность, то есть он обслуживает его дальше. Он на себя берет ответственность за построенное здание, потому что он дальше за это будет платить. И в связи с этим больше 46 процентов, больше 50 миллиардов это частные инвестиции в этом году, мы хотим увеличить показатель и в принципе думаем, что через пять лет все наши аварийные объекты мы полностью выровняем.

А.Олжабаева: Если вернемся к цифровизации, на сколько за счет небумажного документооборота удалось снизить количество потребляемой бумаги в тех же самых медицинских учреждениях?

О.Абишев: По официальным отчетам, которые мы отрабатываем с регионами, у нас экономия более трех тысяч тонн бумаги, это за счет того, что они не распечатывают учетные формы, амбулаторные карты и т.п. На каждую поликлинику это выходит около 21 млн в месяц. Одна поликлиника в месяц это 21 млн, там не только бумага, там еще есть пленочный материал, то есть когда вы снимаетесь на рентген и снимаетесь на пленке, себестоимость пленки около 700 тенге, а в услугах в поликлинике окончательная цена стоит 1250 тенге. И в месяц получается каждая поликлиника печатает таких пленок около трехсот-четырехсот штук, а сейчас мы не распечатываем, мы просто храним в цифровом формате. Когда у поликлиник мы спрашиваем, сколько они сэкономили, у них такое понятие, что мы хотим эти деньги забрать. К сожалению. Я по регионам езжу, разговариваю с главврачами, спрашиваю. Говорю вы не бойтесь, мы не будем забирать средства. Мы хотим их пустить на рефинансирование поликлиник, чтобы врачам, которые активно пользуются цифровыми технологиями давали надбавки как премиальные, чтобы у них был стимул, чтобы была мотивация работать, применять цифровые технологии. И когда я такую информацию предоставляю, ситуация меняется, они начинают считать и говорят, что экономия у них 20-23 млн. И мы получаем реальную картину.

А.Олжабаева: Здорово, что министерство проводит такую работу. Только вот не секрет, что люди, если даже не болеют, хотят день-два отлежаться дома либо просто не обращаются в поликлиники, дома сами лечатся, но потом им нужна будет больничная справка. Они идут в поликлинику и покупают/просят выдать им больничный лист. Проверяли только ручным способом, что звонили в медучреждение и спрашивали приходил ли к ним пациент. Сейчас как проводится работа? Как проверяют больничные медсправки на подлинность?

О.Абишев: Сейчас в этом году мы планируем в первом квартале запустить сервис по №088 и №086 справкам, которые можно за 3-4 тысячи тенге купить. Пойти в поликлинику, там стоят договорники, «бегунки». В этом году все факты медицинских случаев (человек заболел, ему открыли/закрыли справку) будут храниться в едином хранилище и запрос к ним будет через ЭЦП. Доступ будут иметь только работодатели. Они смогут запрашивать информацию только по своим сотрудникам. Будет доступна только та информация, когда пациент открыл справку, когда закрыл и в какую больницу обращался, указывать диагноз не будем – это медицинская тайна. Предоставленных данных будет достаточно для проверки подлинности больничных листов.

А.Олжабаева: Олжас, спасибо вам за интервью. Сегодня у нас в гостях был вице-министр здравоохранения Олжас Абишев. Всего доброго, до свидания.

 

Читайте новости bnews.kz в Telegram

Читайте также

Рекомендуем
Рукопись из человеческой кожи представят на международной книжной выставке в Нур-Султане 1113

Похожие новости