О снижении ставки индивидуального подоходного налога для низкооплачиваемых работников

179
  • Фото
  • Видео

Ведущая. Индивидуальный подоходный налог для низкооплачиваемых работников сократится в 10 раз. Это вторая социальная инициатива Главы государства. О том, кого коснутся эти изменения и каков механизм вычета индивидуального подоходного налога по-новому, мы решили спросить у директора департамента налоговой и таможенной политики Министерства национальной экономики Республики Казахстан Азамата Амрина. Здравствуйте, Азамат! Итак, давайте определимся для начала, кто относится к категории низкооплачиваемых работников. 

А. Амрин. К категории низкооплачиваемых работников относятся наемные работники, у которых заработная плата ниже 25 минимальных расчетных показателей. В этом году у нас минимальный расчетный показатель равен 2 405 тенге, поэтому сумма составляет – 60 125 тенге. То есть, наемные работники, у которых заработная плата ниже 60 125 тенге, будут пользоваться данным механизмом. 

Ведущая. Скажите пожалуйста, в каких сферах данных работников больше всего?

А. Амрин. Вообще, хочу сказать, что наемные работники с такой заработной платой не во всех сферах есть. Но, сферы, в которых есть большое количество таких работников – это сельское хозяйство, торговля, образование и здравоохранение. Это основные сферы, где людей, получающих такую заработную плату, большинство. 

Ведущая. Расскажите, пожалуйста, подробнее о механизме. Как будет рассчитываться по новой схеме индивидуальный подоходный налог?

А. Амрин. Возьмём простой пример, те же 60 125 тенге. В первую, очередь вычищаются пенсионные взносы – 10% - это 6 015 тенге. Далее, следующий - необлагаемый вычет. Он равен минимальной заработной плате – это 28 284 тенге. После этого остаётся 25 283 тенге и по действующему Законодательству эта сумма и есть налогооблагаемый доход, он умножается на 10% и это соответствующая ставка. Это действующий механизм. Со следующего года к работникам, у которых заработная плата 60 125 тенге, налогооблагаемый доход будет уменьшаться на 90%. То есть, эти 25 тысяч уменьшаются на 90% и получается 2 538 тенге – налогооблагаемый доход и к этому уменьшенному облагаемому доходу применяется ставка 10% и сумма налога будет равна 258 тенге. Как раз, в 10 раз налоговая нагрузка снижается. 

Ведущая. Ну, это существенная разница. 

А. Амрин. Да. У людей, у которых заработная плата 60 тысяч, прибавка более 2 300 тенге. Мы считаем, что это достаточно высокая прибавка. Более того, в целом, если брать по Республике, то это затронет более 3 млн наёмных работников и сумма, которую они дополнительно получат в качестве заработной платы – порядка 29 млрд. тенге. 

Ведущая. Получается, что доход работников увеличивается таким образом, а пополнения, которые могли пойти в бюджет, сокращаются. Каким образом государство намерено покрывать эти потери?

А. Амрин. У нас индивидуальный подоходный налог – это источник местного бюджета. У нас есть трансферт общего характера 3 года. В следующем 2019 году мы будем эти 29 млрд компенсировать местным бюджетом с республиканского бюджета. Соответствующее решение Республиканской бюджетной комиссии уже есть. Поэтому, при формировании бюджета следующего года, эти деньги уже заложены. До 1 квартала мы постараемся, чтобы эти деньги поступили в местный бюджет. 

Ведущая. А как государство будет знать, действительно ли эти средства идут работнику, ведь работодатель может направлять эти средства в другое русло? Каким образом это будет контролироваться?

А. Амрин. В первую очередь, соблазн всегда есть у работодателей. Эта грань – укрывательство доходов – выгоднее, чем честность и существует всегда. Допустим, есть люди, которые получают 65 тысяч тенге. Всегда есть соблазн сделать ниже этой планки. Если вы поставите планку 70 тысяч, то всегда есть люди, которые получают больше. Поэтому, что сделать для контроля? В первую очередь, сам механизм достаточно простой. То есть, эта дополнительная сумма, которую будут получать люди, будет одновременна с заработной платой. Второе – будет меняться форма налоговой отчетности. Добавляется строчка – количество наёмных работников и сумма, которая перейдёт с подоходного на заработную плату. В-третьих, за своим подоходным налогом и заработной платой работники сами должны следить. Работник тоже должен осуществлять контроль, сколько перечисляется в пенсионный фонд, подоходного налога, медицинского страхования. В случае обнаружения таких фактов, наемный работник всегда может обратиться в Инспекцию по труду. И, соответственно, Инспекция по труду будет осуществлять контроль. В конце концов, есть профсоюзы, которые тоже могут оказывать содействие и помощь для защиты прав наёмных работников. Я считаю, что учитывая все эти составляющие, масштаб возможных последствий больше, чем возможных выигрышей для работодателя. Мы считаем, что таких фактов не будет. 

Ведущая. Предположим, что работник в одном из месяцев брал больничный и заработная плата вышла меньше, чем обычно, будет ли вноситься корректировка на один месяц?

А. Амрин. Если наёмный работник получает заработную плату больше, чем 25, то данный механизм не применяется. Если он получает меньше, чем 25, но когда он получает отпускные, зарплата становится больше. То есть, в этот месяц уже не применяется механизм снижения на 90%. В следующем месяце он получает уже меньше и этот механизм уже применяется. 

Ведущая. Бывают такие люди, которые совмещают и трудятся у нескольких работодателей. Получают доход с разных источников. Если он получает в каждом источнике сумму до 25 МРП, но при этом совокупный доход у него составляет больше. Как тогда быть?

А. Амрин. В целях упрощения, мы решили, что заработная плата будет не совокупно считаться, а у каждого отдельно. То есть, если у этого работодателя он получает меньше 25 МРП, то это здесь применяется. Если у следующего работодателя он тоже получает меньше, то там тоже применяется этот механизм. 

Ведущая. Коснутся ли изменения пенсионных выплат, вознаграждений, выигрышей, стипендий?

А. Амрин. Этот механизм привязан к заработной плате. То есть, это доходы, которые выплачивает работодатель. А, поскольку, у нас пенсионные выплаты, выигрыши работодатель не начисляет, поэтому на эти категории данный механизм распространяться не будет. 

Ведущая. Где можно получить информацию? Куда можно прийти и обратиться, чтобы разъяснили все изменения?

А. Амрин. Каждый работник может узнать это у себя в бухгалтерии сколько ему перечисляют подоходного, социального налога, социального медицинского страхования и сколько перечисляют на его личный счёт пенсионных отчислений. 

Ведущая. Я имею ввиду, есть ли какой-то центр, горячие линии, чтобы обратиться и уточнить информацию?

А. Амрин. Нет, это же взаимоотношения работника и работодателя. Вся эта информация у работодателя. Поэтому мы говорим, что большую ответственность на себя должен брать работник, для того, чтобы контролировать выплаты. 

Ведущая. Когда вступят в силу эти изменения? Можете назвать сроки?

А. Амрин. В этом году, весной мы разработали законопроект. Он одобрен Парламентом РК. 2 июля Глава государства подписал его. С 1 января 2019 года он вступит в силу и мы будем уже применять это. 

Ведущая. Президент, также, озвучил такой вопрос, как возможность внедрения прогрессивной шкалы подоходного налога. Что это значит?

А. Амрин. Да, действительно, Глава государства поручил рассмотреть возможность применения прогрессивной шкалы. Этот вопрос у нас давно стоит и мы его давно обсуждаем. Сейчас проводятся исследования, совместно с Институтом экономических исследований Министерства национальной экономики. Вопросов там очень много – какой должна быть эта шкала, сколько ступеней должно быть, какое количество наёмных работников это затронет, сколько мы получим от внедрения. В принципе, работа близится к завершению и я думаю, что в конце августа сформируем окончательное решение и дадим свои предложения в Правительство РК. 

Ведущая. Что это даст?

А. Амрин. Прогрессивная шкала, конечно, нужна. Но, надо сказать, что это нужно делать не сейчас. Уровень экономики, заработных плат должен быть другой. Плюс – у прогрессивной шкалы есть один негативный эффект. Чем больше я зарабатываю, тем больше у меня забирают налоги. Это заставляет получателей заработных плат уходить в тень – то есть, получать зарплаты в конвертах. До 2007 года у нас была прогрессивная шкала и она работала. В 2008 году сделали плоскую шкалу -10%. Статистика такая: если мы при прогрессивной шкале налогообложения собирали 147 млрд тенге подоходного налога, то когда мы перешли на плоскую шкалу 10%, поступления выросли на 50 млрд тенге. На следующий год мы собрали почти 200 млрд тенге. Темп роста поступлений до 2017 года был очень хороший. В прошлом году уже 650 млрд тенге было подоходного налога. Это говорит о том, что те люди, которые получали высокие заработные платы, выходили из тени и показывали свою заработную плату. Соответственно, поступлений стало больше. Плюс, есть вопрос контроля. Все таки, введение прогрессивной шкалы налогообложения необходимо синхронизировать с введением всеобщего декларирования. Вы знаете, что с 2020 года будет водиться всеобщее декларирование. После того, как мы будем видеть какие доходы, какие расходы и, соответственно будет отчетность и контроль, стоит рассматривать введение прогрессивной шкалы налогообложения. Ещё один довод, я считаю, что уровень заработной платы должен быть выше. Статистика у нас такая – 6 млн наёмных работников в Казахстане и практически 60% получают заработную плату до 120 тысяч. До 330 тысяч получают 94% всех наёмных работников и до 570 тысяч получают почти 98%. Если делать прогрессивную шкалу свыше 500 тысяч, то всего 2% наёмных работников будут платить эту заработную плату. Фискальный эффект от них будет достаточно низкий. Более того, эти 2% мы будем дальше загонять в тень, потому что у них нагрузка будет больше. Я считаю, что на сегодняшний день преждевременно вводить прогрессивную шкалу налогообложения и плоская шкала пока справляется со своими функциями. 

Ведущая. Есть ли удачные примеры других государств, где это действует?

А. Амрин. Да, мы изучали международный опыт. В Австрии, Германии, Америке и во всех развитых странах прогрессивная шкала применяется, но там уровень заработных плат совсем другой – выше. Поэтому, для того, чтобы нам вводить прогрессивку, надо, в целом, экономику поднять. Чтобы минимальная заработная плата, чтобы уровень средней заработной платы были выше. Я считаю, что только после этого нужно переходить к прогрессивной шкале налогообложения. 

Ведущая. Но, тем не менее, задумки уже есть по этому поводу. 

А. Амрин. Да, мы думаем об этом сейчас. Буквально вчера на Заседании Правительства РК было озвучено по итогам прошлого года – рост ВВП был 4%, сейчас - 4,1%. Динамика хорошая и у государства появляется возможность осуществлять эти Социальные Инициативы. 

Ведущая. Спасибо большое, Азамат за столь содержательную беседу. Я думаю, что нашим пользователям эта информация будет очень полезна. Я напоминаю, что сегодня с нами был директор департамента налоговой и таможенной политики Министерства национальной экономики Республики Казахстан Азамат Амрин. Всего доброго!

`