Генерал МВД о работе полиции: Не спрячешь, не укроешь, все на виду

1 Июня, 2017, 18:09 6640
Генерал МВД о работе полиции: Не спрячешь, не укроешь, все на виду | 25 лет казахстанской полиции | BNews.kz

О чести, службе, дружбе, менталитете, коррупции и полицейских буднях рассказал корреспонденту BNews.kz генерал-майор полиции Умирзак Болсамбеков, посвятивший 60 лет жизни органам внутренних дел. Генерал и сейчас в строю – он возглавляет Совет ветеранов МВД РК.

- Раньше каждый мальчишка мечтал стать полицейским. Как сложилось, что Вы выбрали именно эту профессию?

- У меня дядя участник войны, он работал в МГБ, в звании полковника ушел на пенсию. Он после армии приехал, это был 1946 год, в форме офицера - пограничника. Тогда мы особо не одевались, вещей не было, и я у него сначала фуражку взял и китель. Размер мне подошел. Раньше был бал-маскарад, проходил он в школе на Новый год, и я занял первое место за лучший костюм. А после средней школы поехал в омскую среднюю школу милиции. Тогда в Казахстане милицейских школ не было, и только в 1956 году открыли среднюю школу милиции КазССР в Алматы, но поскольку я документы подготовил раньше, я поехал и поступил в Омск. Нас на первом курсе два казаха было, один после армии в звании сержанта и я, остальные – немцы, русские, несмотря на интернациональный состав курсантов, никогда никто себе не позволял вести себя по-хамски. Драки, обиды – такого мы не видели. Я сейчас слышу, что у нас в армии дедовщина, я удивляюсь, как же так. Менталитет, воспитание молодежи были совсем другими, да и жизненные ценности были другими. Честь, дружба, служба не были пустыми словами, и несмотря на разные национальности, мы всегда друг друга уважали и до сих пор поддерживаем связь, однако с годами нас становится меньше. У нас начальник курса был ветеран войны капитан Шершов, отец наш был, мы его называли «батя», он нас сделал офицерами.

- За Вашими плечами солидный послужной список и должности, очерчивающие широкую сферу правоприменительной практики, то есть Вас с полным основанием можно назвать универсалом?

- Я прошел длинный путь, еще продолжаю, от курсанта до генерала. От оперуполномоченного уголовного розыска до начальника УВД Целиноградской области, в этой системе - более 60 лет. До 2002 года был действующим сотрудником, а сейчас на общественных работах.

В 1958 году окончил учебу в Омской средней школе милиции, мне присвоили звание лейтенанта милиции и направили в дорожный отдел милиции в Караганду, однако по семейным обстоятельствам, в то время отец сильно заболел, попал в линейный отдел милиции, станции Акмолинск оперуполномоченным уголовного розыска. Вот так началась моя служебная деятельность в системе МВД, проработав 4 года, в 1962 году поступил в высшую школу МВД в Москве. Далее стал замначальника ГАИ, в последующем начальником штаба УВД Целиноградского облисполкома, и в 1985 году меня назначили начальником штаба ДВД Казахской ССР в Алматы, а уже оттуда меня назначили первым заместителем начальника  УВД Целиноградской области и через 2 месяца стал начальником УВД области.

В 1999 году поступило предложение попробовать себя в качестве депутата Мажилиса, однако мне не было суждено стать депутатом ввиду разных причин. В то время министром внутренних дел был Сулейменов, который назначил меня своим советником и заместителем по линии спортивного общества ФСО спортивного клуба «Динамо», и с 2007 года являюсь председателем Казахстанского совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск, которые сейчас называются Национальная гвардия.

На учете нашего совета состоят более 60000 ветеранов, в том числе 200 человек - участники ВОВ, более 300 человек – это труженики тыла, 360 афганцев и около 200 участники ликвидации пожара на Чернобыльской АЭС и инвалиды 1-й и 2-й группы.

- Каково было работать оперуполномоченным уголовного розыска во времена СССР?

- Не зря в народе говорят, что волка ноги кормят, также и с операми, в то время не было компьютеров и камер видеонаблюдения, даже писали мы чернилами и пером.

Эпизодов по поимке преступников было много, у нас на вокзале люди в туалет заходят, их по одежке смотрят, и уже приглядевшись, преступники нападали и забирали ценные вещи, а до этого в вагоне для скота нашли труп с перерезанным горлом, начали заниматься, отработали весь регион. Это все произошло на районе ВРЗ, нынешняя «чугунка». Мы сопоставили оперативные данные, поскольку у нас три подряд разбойных нападения, поставили засаду в туалете вокзала. В итоге мы задержали двух братьев цыган, Гурбановские Алексей и Юра, однако старший поначалу сбежал. При расследовании выяснилось, что младший уже был судим и надоумил старшего на данное преступление.  Долго не признавались, потом мы нашли вещественные доказательства, когда дальше пошли выяснилось, что данные братья были замешаны в двух убийствах, в итоге их осудили и приговорили к высшей мере наказания – смертной казни.

Маяковский в свое время говорил: «Моя милиция меня бережет», в то время авторитет милиции был непоколебим, поскольку мы были призваны защищать жизнь, здоровье наших граждан. Более того, при Союзе вот я лейтенантом приехал, мне сразу – заявление пиши на квартиру. Транспортной милиции, где я работал, давали тонну угля, проездные билеты серии «К», который давал возможность путешествовать по казахским дорогам в купейных вагонах. Ну и самое главное – отношение к работе, патриотизм, однако сейчас ценности жизни поменялись.

- Не секрет, что еще года три-четыре назад полицейские, стремясь оправдать свои упущения, сетовали на слабое финансирование, при этом имело место повсеместная коррупция. Почему?

- Как говорится, в семье не без урода, пять пальцев - все разные. К сожалению, приходится говорить, что наши стражи порядка идут на преступление, берут взятки, совершают коррупционные преступления. С этим мы боремся, а они, казалось бы, при поступлении, при оформлении на работу в органы внутренних дел принимают присягу, а там все написано: жизнь отдам для защиты здоровья и жизни граждан. Но отдельные из них данную клятву нарушают, но это, прежде всего, воспитание родителей, школа, университет, ну и, конечно же, окружение. Однозначно, что немаловажно и материальная сторона, когда сотрудник получает 70-90 тыс тенге, и отдельные слабовольные сотрудники начинают заниматься поборами, из-за них наши гаишники для всех становятся взяточниками и крохоборами.

- Было сделано очень много для того, чтобы освободить МВД от непрофильных обязанностей. Как это повлияло на работу?

- Основным документом после распада Союза был документ, принятый Президентом, Закон «Об органах внутренних дел». В конце 90-х годов, с учетом резкого обострения оперативной обстановки в стране, здесь стоит отметить различные моменты, такие как социальное состояние населения, произошел рост преступности. Освободили от несвойственных работ МВД – охрана пожарной безопасности, формирование статистических данных учета преступлений, подразделение по экономическим преступлениям были переданы в другие профильные структуры, объединили патрульно-постовую и дорожную полицию. Также передали, но я этого не поддерживаю, вытрезвители и центры по адаптации и реабилитации подростков в министерство здравоохранения. Все это было сделано для того, чтобы МВД не занималась посторонней работой, а занималась борьбой и предупреждением, и профилактикой преступлений и правонарушений.

- Что поменялось в критериях оценки эффективности работы полиции?

- После распада Союза мы руководствовались союзными критериями оценки. Показатели работы, критериями оценки считалась раскрываемость преступлений и уровень преступности, если рост на коллегии ругают, а если стабильно или идет снижение, тогда хвалят. В основном был статистический подход к потерпевшим, а интересы гражданина ставились на второй план. Стоит понимать, что состояние преступности не зависит от правоохранительных органов. За уровень преступности требовать с МВД не совсем правильно, на данный момент многое изменилось. Совместно с Генеральной прокуратурой, учет и регистрация преступлений сейчас проходят по-другому. Если раньше совершалось преступление и написали заявление, мы проводили доследственную проверку, после возбуждали уголовное дело. Заявление находилось в папке участкового инспектора, бывало, терялись заявление или он сам их намеренно терял, поскольку регистрации не было, сейчас порядок. У нас есть единая регистрация досудебных расследовании, случилось, сразу попадает в ЕРДР (прим. ред. - Единый реестр досудебных расследований). Сколько руководителей было осуждено за укрытие преступлений, сейчас это физически невозможно, не спрячешь, не укроешь, все на виду.

Сейчас новый подход подбора и принятия на работу, кандидаты проходят тестирование, а раньше мы принимали так – претендент проходил переподготовку в учебном центре, его оформляли, считался сотрудником полиции. На сегодняшний день в целях повышения квалификации 158 сотрудников обучаются за границей: Москве, Турции и других странах.

- Что дали, на Ваш взгляд, две внеочередные аттестации?

- Две внеочередные аттестации прошли, естественно, цель, которая была поставлена выполнена. По всей стране и на всех уровнях около 10 тыс сотрудников оказались за бортом временно, около 2000 были уволены из рядов МВД. Однако категорично сказать, что мы полностью очистились от недобросовестных сотрудников, нельзя, но тем не менее основная задача выполнена.

 - Заставляли ли вы как родоначальник семейной династии сотрудников силовых структур идти своих детей по этому пути?

- У меня сын до полковника дослужился и на пенсии сейчас, дочка - подполковник КНБ, внук - майор полиции, только старший сын в бизнес ушел. У меня настоящая полицейская династия, однако я никого насильно не заставлял, каждый приходил за советом, и я в свою очередь рассказал о сложностях и специфике работы.

- Вас боятся или уважают?

- Меня любят.

olshem.kz
Новости партнеров
Loading...

Похожие новости