Раненный воспоминаниями: ветеран ВОВ о лагерях смерти, фельдмаршале Паулюсе и патриотизме

8 Мая, 2017, 19:01 2277
Раненный воспоминаниями: ветеран ВОВ о лагерях смерти, фельдмаршале Паулюсе и патриотизме | 25 лет казахстанской полиции | BNews.kz

Костанайскому ветерану Ивану Яковлевичу Хиценко – 91 год, однако, как признается ветеран, - он помнит каждый день войны, словно это было вчера, передает корреспондент BNews.kz

На фронт Иван Хиценко ушел совсем юным. Шел 1944 год. Ему было всего 17.

«Я забыть ничего не могу по сей день. Много видел, хотя воевать мне пришлось всего два года. Те, кто был старше меня – 1924-1925 годов рождения, они же почти все погибли на войне. А половина моих ровесников 1926 года уцелели. И я вот вернулся живой», - рассказывает ветеран.

За два года Иван Яковлевич успел повоевать в оборонительных боях за Одессу, был на Юго-Западном, Крымском, Сталинградском, втором Украинском фронтах. Прошел пешком всю Польшу, от Варшавы до Познани.

Был зачислен в полк особого назначения, который конвоировал в Москву высшие немецкие военные чины. В том числе и знаменитого фельдмаршала Фридриха Паулюса, который позже стал активным пропагандистом идей нацизма.

Он вспоминает, что это был высокий рыжеволосый мужчина, усталый и интеллигентный. Он был главным трофеем Сталинградской битвы, и поэтому советские солдаты, которым доверили конвоировать Паулюса и других военнопленных высокого ранга, ощущали на себе огромный груз ответственности. 

«Мы пленных немцев выстроили и сказали, что повезем их в Москву, показать Кремль. Они были удивлены. И, действительно, с Казанского вокзала повели их на Красную площадь. Построили эсэсовцев, потом привезли на автобусе генералов и полковников немецких и построили впереди. Вот вы, наверное, видели в кино: стоят генералы, 60 человек их было, потом офицеры эсэсовцы 400 человек, а потом наша колонна. Обстановка напряженная. Кое-где асфальта нет, они же топчут, пыль летит, июль, жара, у нас видны только зубы да глаза. Мы напряженно конвоем шли по улице, а на крышах зданий еще и пулеметчики наши стояли. Оцепление из военных стояло, пока их вели по городу, а москвичи высыпали на улицы, чтобы посмотреть на пленных. Мальчишки им рожицы строили и камешки в них кидали. А немцы спокойно эти камешки подбирали и посмеивались», - вспоминает Иван Хиценко.

И совсем другая картина запомнилась солдату в Медногорске. Когда по его главной улице вели в бараки пленных немцев, дети всматривались в лица каждого. Тогда их взгляд их был строгим и не по-детски взрослым.

«У меня ком в горле стоял, до сих пор не могу забыть глаза этих детей. Совсем другие лица, они не строили рожицы, как московские мальчишки. Они вглядывались в лица фашистов и каждый думал, наверное, что этот человек убил их отца, брата. Не по себе тогда было. И немцы как-то сразу притихли», - говорит ветеран.

Другое яркое воспоминание о войне – освобождение пленных из лагеря смерти Майданек в польском Люблине.

«Мы стали спускаться цепью к лагерю, оружие наготове. Смотрим, у ворот человека три стоят. Оказывается, немцы видели, что бои идут в городе, и убежали с постов. Как только узники поняли, что свои идут на подмогу, высыпали все из бараков, несколько тысяч их было. Они нас окружили, обнимают, кричат «Братушки!». Целуют нас, плачут и смеются одновременно», - вспоминает Иван Хиценко.

О том, сколько человек прошло через этот лагерь смерти, красноречиво говорил стоящий прямо напротив лагерных ворот барак на амбарном замке. Он был доверху набит обувью пленных.

«Показали еще нам баню. Узники сообщили: кого в бане моют, больше не возвращается в барак. Немцы говорили, что тех, кого помыли, направляли в другой лагерь с лучшими условиями. А оказалось, что нет. Они узника помоют, полосатый халат наденут – не жалели полосатых халатов – выводят поодиночке из бани и прямиком в крематорий. Фашист его толкнет в печь, дверь хлоп, рубильник «Бах!» и…задымело. А потом эту золу из крематория выносили на огород и использовали как удобрение при выращивании капусты. Этой капустой пленных кормили», - говорит ветеран.

Победу Иван Хиценко встретил в городе Пиллау Калининградской области (сейчас г.Балтийск).

«Мы подъезжали на поезде уже к городу, смотрим, самолет летит прямо нам в лоб. Машинист выдал сигнал тревоги, мы винтовки приготовили, а глядь – наш самолет! Пилот подлетел как можно ниже, что-то прокричал, засмеялся и сбросил пачки с листовками к нашему составу. В этих красных листовках говорилось, что Германия капитулировала», - с блеском в глазах рассказывает Иван Хиценко.

Ветеран награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За оборону Одессы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За Победу над Германией». Он признается, что словно ранен воспоминаниями о войне, они до сих пор теребят его душу. Но впервые за долгие годы война стала сниться ему реже. Теперь все чаще снится скончавшаяся недавно супруга Мария Григорьевна, с которой они прожили бок о бок десятки лет и родили четверых детей. Листая семейные фотографии и снимки военных лет, Иван Яковлевич мечтает, чтобы война больше не повторилась никогда, и чтобы молодежь любила Родину так же, как когда-то это делало его поколение.

«Да никто из нас никогда не слышал это слово – «патриотизм». У нас этот патриотизм народился на фронте, в боях. Мы не жалели себя, только чтобы освободить нашу Родину. И молодому поколению хочу сказать, чтобы у них был такой же патриотизм. Тогда можно быть спокойным за будущее нашей страны», - считает костанайский ветеран. 

olshem.kz
Новости партнеров
Loading...

Похожие новости