Какие проблемы с питьевой водой испытывает Западный Казахстан

4 Мая, 2019, 22:01 1917
Какие проблемы с питьевой водой испытывает Западный Казахстан | #столица | BNews.kz

В Атырауской и Актюбинской областях десятилетиями впустую льется из старых скважин подземная вода, которая может быть использована в качестве питьевой для нужд населения.

Как известно, единственным источником питьевой воды для населения города Атырау и нескольких районов области является река Жайык (Урал). Ее состояние с каждым годом становится удручающей – река мелеет. А декабрьское отравление хлором, когда погибло более сотни тонн рыбы, поставило всех перед фактом – река фактически не защищена от техногенных катаклизмов, влекущих за собой экологическое бедствие, сообщает ATPress.kz.

Сейчас экологи с санврачами утверждают, что качество речной воды под контролем, опасений для жизни и здоровья населения нет, но многих все-таки беспокоит вопрос: "Что же все-таки мы пьем и что будем пить потом, спустя много лет?".

Разговоры об альтернативных источниках водоснабжения сразу для двух регионов запада Казахстана - Атырауской и Мангистауской областей - ведутся давно, еще со времен СССР. Эта тема периодически обсуждалась и еще не раз будет подниматься на самых различных уровнях – в министерствах, акиматах, общественных советах…

ПО СЛЕДАМ АКИМА

Наиболее целесообразной, то есть экономически выгодной, а самое главное, лучше всего подходящей по качеству, считается вода с месторождения ультрапресных подземных вод Кокжиде, что в соседней Актюбинской области. 

Чтобы это выяснить, съемочной группе ATPress.kz пришлось сперва съездить в Жылыойский район, где практически в безлюдной степи вот уже несколько десятилетий самотеком бежит вода из старых скважин, которые остались еще со времен СССР. Когда-то в поисках нефти в степи бурились сотни разведочных скважин. Впоследствии из некоторых захлестала вода. Советские руководители приняли решение законсервировать часть скважин, а часть оставить для нужд животноводов – изливающаяся вода оказалась пригодной для скота, хотя и содержала большие концентрации солей. Наша поездка в эти края в конце апреля показала, что десятки скважин до сих пор фонтанируют. Без остановки. Круглосуточно. На протяжении вот уже нескольких десятилетий. 

Как сообщил заместитель акима Жылыойского района Кахарман Багынов, на сегодня по водоводу АО "Казтрансойл» в райцентр Кульсары подается 6 тысяч кубометров воды в сутки из российской Волги и этого пока достаточно. Однако следует учитывать, что летом объемы потребления воды возрастают, к тому же ее использует не только население. Этой водой поят скот, поливают огороды, применяют и в технических целях.

Еще один немаловажный фактор – это ежегодный рост потребления. Например, только в 2019 году в райцентре Кулсары прибавилось более 140 абонентов – строятся жилые дома и социальные объекты, к которым надо проводить воду. А еще есть и сельские округа. Так что вопрос водоснабжения для Жылыойского района – архиважный!

Кстати, недавно в Жылыойском районе побывал глава региона Нурлан Ногаев, который лично ознакомился с ситуацией по самоизливающимся скважинам на местности Бали и Жанасу. Устроив в степи выездное совещание, аким поручил выяснить, кто должен следить за работой скважин и на чьем балансе они находятся, чтобы впоследствии объемы пресной воды можно было использовать для обеспечения населения. Кроме того, специалистам следует определиться – насколько целесообразно использовать воды того или иного месторождения.

ПОДЗЕМНЫЕ ВОДЫ ЖЫЛЫОЯ

Другой наш собеседник, руководитель отдела сельского хозяйства Жылыойского района Нуртас Куатбаев, рассказал, что содержание соли в некоторых источниках достигает 12-ти граммов на один литр и вода настолько соленая, что ее не пьет даже скот. К тому же, там нет давления. Но наряду с этим существуют буквально фонтанирующие скважины с содержанием в ней соли 4-5 граммов на литр, а в некоторых скважинах доходит и до 3 гр/л. Вот, к примеру, одна такая скважина в местности Жанасу, где содержание соли в воде составляет всего один грамм на литр. Мы, журналисты, самолично ее попробовали – пить можно, но вкус соли ощущается отчетливо.   

Всего в Жылыойском районе имеется 57 скважин, которыми пользуются более 40 крестьянских хозяйств. Сколько скважин, которые никто не использует – неизвестно. Но все они бесхозные, ни за кем не закреплены, хотя в советское время находились на балансе совхозов.

По мнению Нуртаса Куатбаева, специалиста с более чем тридцатилетним стажем в сельском хозяйстве, вкладывать средства в эти скважины нецелесообразно. Во-первых, из-за высокого содержания солей, а во-вторых, из-за небольших запасов воды. По его мнению, не только для Жылыойского района, но и для всей Атырауской области большим подспорьем могут стать только запасы Кокжиде из соседней Актюбинской области. А в самом Жылыойском районе требуется провести мониторинг всех скважин – в каком они сейчас состоянии, какие запасы воды и какова в ней концентрация солей?

"Надо учитывать еще то, что животноводы пригоняют скот для выпаса в район этих скважин только в период с весны до осени, так как зимы в этих местах суровые", - говорит Н. Куатбаев.        

"ТЫ НИКОМУ НЕ ГОВОРИ ПРО КОКЖИДЕ"

Информацию о месторождении Кокжиде мы получили, съездив в Актобе, где встретились с известным гидрогеологом, генеральным директором ТОО "Акпан" Азаматом Душекеновым. Он в 1972 году окончил геологоразведочный факультет Казахского политехнического института. Работал геологом, гидрогеологом, начальником съемочной полевой партии, главным инженером, а с 1984 по 1993 годы руководил Актюбинской гидрогеологической полевой экспедицией.

Азамат Душекенов рассказал нам, что в 1983 году было издано постановление №522 ЦК КПСС о разведке местности Кокжиде в Актюбинской области – требовалась питьевая вода для Актюбинской и Гурьевской (Атырауской) областей, а также для нефтегазовых компаний, которые работали в этих регионах.

Кокжиде – месторождение чистой воды, скрытое под песками. В 1983 году в Государственной комиссии по запасам СССР (ГКЗ) в Москве Актюбинская гидрогеологическая полевая экспедиция защитила запасы Кокжиде. Автором работ был главный гидрогеолог Виктор Васильевич Недюжин. К слову, 15 апреля ему исполнилось 80 лет, он до сих пор работает по своему профессиональному направлению и специалистов такого уровня в Казахстане остались считанные единицы.  

Так вот. В гидрогеологии один из основных факторов – это питание подземных вод за счет вод поверхностных. Например, по реке Жем в Актюбинской области учитывается, сколько воды по ней пришло и какое пополнение идет ежедневно. Второй фактор – это питание подземных вод за счет атмосферных осадков (снега и дождя). Изучить все эти факторы по реке Жем в 1983 году экспедиция не успела, так как ей на разведку дали всего один год, вместо, как минимум, двух лет, необходимых для полноценного изучения. А тогда за год успели лишь сделать разведку и защитить запас. Сейчас с Кокжиде производится забор определенного количества воды для месторождения Кенкияк.

"Еще в те годы теперь уже покойный первый секретарь обкома партии Василий Андреевич Левенцов сказал мне: "Азамат, ты никому не говори, какое здесь месторождение питьевой воды. А то завтра за Кокжиде такая борьба начнется! Пусть это будет стратегическим запасом", - вспоминает Душекенов.  

ЗАПАСОВ ХВАТИТ НА ДВЕ ОБЛАСТИ

Как подчеркнул наш собеседник, после развала СССР и с обретением Казахстаном независимости на Кокжиде стали появляться нефтяные компании – казахстанские, китайские, южнокорейские. И сегодня некоторые компании добывают нефть не только вокруг Кокжиде, но уже и на самом месторождении чистой воды. Этот факт вызывает глубокую обеспокоенность у гидрогеологов за дальнейшую сохранность стратегических запасов питьевой воды. Было сделано немало обращений как в местные исполнительные органы, так и в различные министерства.

Душекенов считает необходимым прямо сейчас создать на Кокжиде природоохранную зону. В противном случае через 20-30 лет мы потеряем это уникальное месторождение. По закону через каждые 10 тысяч суток (это примерно 27 лет) должна проводиться переоценка запасов месторождения. Ведь там могло произойти загрязнение, а таких фактов немало. По его словам, вокруг Актобе уже потеряно несколько месторождении воды из-за загрязнения ее шестивалентным хромом или бором. Сегодня вокруг Кокжиде работает много нефтяных компаний. Нет никакой гарантии, что и это месторождение не постигнет та же участь. В настоящее время, по данным мониторинга, проведенного ТОО "Акпан", вода пока еще чистая, и Кокжиде способно давать 600 тысяч кубометров воды в сутки.  

"Обыватели рассуждают о запасах месторождения по объему, а мы, гидрогеологи, считаем, сколько воды можно получать в сутки. Например, потребность города Актобе в питьевой воде составляет 100-120 тысяч кубометров в сутки", - рассказывает А. Душекенов.   

Если провести переоценку запасов Кокжиде, то можно доказать, что с условием питания подземных и поверхностных вод, а также изменением параметров водоносного плато, с этого месторождения можно получать 600 тысяч кубометров в сутки. По словам Душекенова, этих запасов вполне хватит обеспечить водой Атыраускую и Мангистаускую области.  

ЕВРОПЕЙСКИЙ ИНТЕРЕС

В ходе беседы выяснилось, что для проведения работ по переоценке запасов был объявлен тендер, в котором приняли участие несколько компаний. Однако он был отменен и теперь будет объявлен заново. Кроме того, одна из европейских компаний выходила с предложением о строительстве водовода, если запасы Кокжиде подтвердятся. Причем иностранные инвесторы были готовы принять участие в создании государственно-частного партнерства. Конечно, вначале потребуются финансы на проведение разведки. Но затем нужно будет строить нитки водовода, подъемные насосные станции, подводить электроснабжение и т. д. Кстати, в этом проекте есть одно преимущество – Атырауская область находится ниже Кокжиде примерно на 200-250 метров, то есть вода практически может поступать самотеком.  

"Кокжиде – это месторождение ультрапресных подземных вод. Это значит, содержание соли составляет 0,3 грамма на один литр воды. По нормативам допускается до одного грамма соли на литр воды, а иногда и до полутора граммов", - пояснил Азамат Душекенов.    

Гидрогеолог считает, что воду Кокжиде в целях экономии можно смешивать с водой из месторождений Бали или Жанасу Жылыойского района Атырауской области, где содержание соли составляет 3-4 грамма на литр. В результате смешивания содержание соли можно доводить до одного грамма на литр. Как заверил наш собеседник, такие технологии уже успешно применяются в Актюбинской области. Обеспечить внедрение такой технологии – это уже задача специалистов-проектировщиков.

"Наша главная задача – сберечь месторождение чистой воды, пока его не загрязнили нефтяные компании, создать условия для привлечения инвесторов и построить водоводы. Тогда Атырауская область будет получать чистую ультрапресную воду. Между прочим, ее с водовода можно сразу бутилировать. Ведь ее не сравнить с водой из Урала или Волги", - считает А.Душекенов.  

Он напомнил, что подземные воды всегда считались стратегическим запасом государства. Поверхностные воды, т. е. реки, в случае каких-либо катаклизмов (например, война или бактериологическое загрязнение) вмиг могут оставить без воды целый город, регион. А пресная вода Кокжиде находится на глубине порядка 200 метров. Есть чистая вода и на еще большей глубине. Так что в этом плане подземная вода – самый надежный источник. Если мыслить масштабно, то запасы Кокжиде можно использовать на нужды Атырауской и Мангистауской областей. К тому же, если придут европейские инвесторы, которые уже изъявляли желание работать на Кокжиде, то они сами составят проект. Им нужно будет только предоставить технические условия.  

НЕФТЯНАЯ УГРОЗА

"Кокжиде можно назвать подземным резервуаром, в котором за миллионы лет при благоприятных условиях накопились пресные воды. На сегодня требуется провести переоценку запасов этого месторождения, определить где и какие скважины надо бурить, наметить длину водозабора", - считает А. Душекенов.  

Он отметил, что после защиты запасов Кокжиде в Москве, с 1983 года переоценка больше не проводилась. Более того, небольшим участком (1-1,5 км) в северной части Кокжиде уже стала пользоваться китайская нефтегазовая корпорация "China National Petroleum Corporation" (CNPC). Нефтяники из Поднебесной используют чистейшую пресную воду для парогенераторных установок, хотя применять ее в технических целях нельзя.     

Подводя итог нашей беседе, Азамат Душекенов подчеркнул, что Кокжиде для западных регионов Казахстана – это уникальное месторождение ультрапресных подземных вод. Его надо не просто беречь, а при эксплуатации считать каждый литр, не тратя на хозяйственные нужды, а только для питья. И в обязательном порядке не допустить его загрязнения нефтепродуктами. Уже есть примеры, когда в результате техногенного загрязнения на западе Казахстана были потеряны несколько месторождении питьевой воды. Брать ситуацию по Кокжиде на контроль надо уже сегодня – создавать санитарные пояса с сетью мониторинговых скважин и т. д.

"Если мы сейчас не начнем эксплуатировать Кокжиде, не сделаем переоценку его запасов, то неизвестно, что потом с ним сделают нефтяники. И не исключено, что через 30-50 лет этого уникального месторождения не станет, а люди останутся без чистой питьевой воды", - считает Азамат Душекенов.  

ФОРМАЛЬНЫЙ МОНИТОРИНГ

В конце нашего интервью была затронута одна немаловажная проблема. Дело в том, что согласно действующему законодательству, каждый недропользователь должен выделять финансовые средства на мониторинг за подземными водами.  

"А как происходит в реальности? Некая условная нефтяная компания согласно экологическим требованиям проводит тендер, который может выиграть кто попало. Победитель тендера по проведению мониторинга становится подрядчиком у нефтяников, то есть у потенциальных загрязнителей месторождения, и в случае чего такой зависимый подрядчик вряд ли задокументирует какое-либо ЧП", - говорит Душекенов.  

Проще говоря, подрядчик не станет конфликтовать с заказчиком работ и даст те заключения мониторинга, которые ему выгодны.  

"Мониторинг подземных вод, которые осуществляют сами же недропользователи – это чистая формальность", - заявил А. Душекенов.

 


Похожие новости