Астанинский процесс: ещё на шаг ближе к миру

30 Марта, 2018, 20:23 1277
Астанинский процесс: ещё на шаг ближе к миру | Взгляд в будущее | BNews.kz

Последняя министерская встреча по Сирии продлила перемирие в зонах деэскалации и дала возможность сверить часы странам–гарантам.

В марте этого года исполнилось семь лет одному из самых кровопролитных конфликтов современности – гражданской войне в Сирии. Разрешение затянувшегося противостояния входит в число первоочередных задач не только для самой Сирии и государств Ближнего Востока, но и для ключевых мировых держав. Точно так же, как в самой Сирии тесно переплелись интересы и претензии противоборствующих сторон, так и для глобальных и региональных игроков «сирийский узел» затянулся слишком уж крепко. Причем, «разрубить» такой узел никак не получится, ведь за этой аллегорией скрыты сотни тысяч человеческих жертв и число их ежедневно растет.

Именно по этим причинам невероятно высока ценность переговорных площадок, в рамках которых противоборствующие стороны всех уровней могли бы обсудить свои требования, видение путей разрешения конфликта и выработать по этим вопросам какие-то взаимоприемлемые позиции.

Встреча министров

Такой площадкой с 2017 года стала Астана, где за период чуть более года прошло уже восемь раундов переговоров по сирийской проблеме, в которых принимали участие и стороны конфликта, и страны-гаранты, и международные организации, в первую очередь, ООН.

Кроме того, в рамках Астанинского процесса проходят и менее масштабные, но также крайне значимые встречи. Так, 16 марта состоялась министерская встреча стран-гарантов: Ирана, России и Турции. В ней приняли участие министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел России Сергей Лавров и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Прошедшая министерская встреча – это еще один шаг в дипломатической борьбе по урегулированию конфликта в Сирии. Коль скоро гражданская война в Сирии приняла затяжной характер, а также, помимо внутренних противоречий, здесь сверхактивно участвуют глобальные и региональные игроки, казахстанская дипломатия с определенного момента продемонстрировала свою готовность приложить все усилия для того, чтобы усадить самые разные сторон конфликта за стол переговоров.

Конечно, в таком противоречивом конфликте невозможно добиться мгновенного результата, уж очень много здесь вовлечено сторон, разнонаправленных интересов и действующих лиц, между которыми годами льется кровь. Это все понимают, поэтому шапкозакидательские настроения отсутствуют.

Конкуренция площадок – искусственная

Вместе с тем, порой наблюдается определенная конкуренция между двумя основными площадками переговоров по сирийскому конфликту: Астаной и Женевой.

По большей части, эта конкуренция носит искусственный и даже надуманный характер, так как оба процесса выполняют одну задачу – находят точки соприкосновения между враждующими сторонами. Но, так как внешние игроки активно сталкиваются между собой, как на поле боя, так и в дипломатических баталиях, то закономерно появляется стремление заполучить как можно больше побед: как боевых, так и дипломатических. И это порождает не совсем нужные противоречия между двумя площадками, работающими над одним делом.

В последние месяцы в Сирии конфликт обострился, обострились и отношения между США и Россией, в частности после бомбардировки российской частной военной компании (ЧВК) Вагнера американскими военными силами и ожесточения столкновений в Восточной Гуте. Непросто складывается ситуация с военными операциями Турции в Сирии и ее противостоянием с курдскими формированиями.

В этом ключе, конечно же, особую актуальность вновь приобретает выработанное в рамках Астанинского процесса решение о создании «зон деэскалации». Тот факт, что несколько ключевых внешних сил, а именно Россия, Иран, Турция сумели прийти к единому мнению для снижения ожесточения боевых действий, рецепту по оказанию помощи мирному населению и общему видению деэскалации конфликта, стоит очень многого. Кроме того, накануне в Астане состоялось первое заседание Рабочей группы по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, которая была учреждена по итогам восьмого раунда Астанинских переговоров.

Зоны деэскалации

Что касается главного на сегодняшний день практического достижения Астанинского процесса – создания зон деэскалации, то напомним что согласно договоренностям, четыре таких зоны были созданы на срок шесть месяцев.

Первая зона, охватившая провинцию Идлиб, включает в себя также северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама. В этой зоне проживает более миллиона гражданских лиц.

Вторая зона распространяется на анклавы Растан и Тальбишех в северной части провинции Хомс. В этой зоне проживает около 180 тысяч мирных жителей.

Третья – самая проблемная на сегодняшний день – зона находится в районе северных пригородов Дамаска в Восточной Гуте. Здесь проживает порядка 700 тысяч человек гражданского населения.

И наконец, четвертая зона включает территории провинций Дераа и Кунейтра на юге в районе границы Сирии с Иорданией. Число мирного населения здесь приближается к 800 тысячам человек.

Согласно достигнутым в Астане договоренностям, на этих территориях и правительственные войска, и повстанцы должны были на шесть месяцев прекратить все боевые действия, включая и авиа-удары. Вдоль границ этих зон должны быть созданы полосы безопасности, а также наблюдательные пункты страны-гаранта, ответственной за определенную зону. И наконец, в указанные зоны должны быть налажены четкие и беспрепятственные поставки гуманитарной помощи.

И за исключением третьей зоны, охватывающей Восточную Гуту, в трех остальных зонах удалось добиться относительного спокойствия. Согласно коллективному заявлению иностранных министров, опубликованному по итогам последней астанинской встречи, все четыре зоны деэскалации будут продолжать действовать.

Истекавшая с прошлого года деятельность зон была продлена, но министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул, что зоны могут продолжать действовать в зависимости от «ситуации на местах».

Евразийская основа Астанинского процесса

Тог, что Астанинский процесс запущен, приобрел регулярную основу и принятые на его полях решения работают, способствуют разрешению конфликта и сохранению человеческих жизней – это, конечно, огромный прорыв для казахстанской дипломатии. Особенно с учетом того, как непросто дается любое совместное решение в зоне сирийского конфликта.

В этом смысле то, что вообще есть два трека – Женевский и Астанинский – это однозначно позитивный фактор, ведь каждый из процессов объединяет свои блоки и позволяет создать удачные примеры, которые потом могли бы применять и другие стороны.

Уникальность Астанинского процесса во многом связана с евразийской концепцией внешнеполитической доктрины Казахстана. Даже если рассмотреть трех игроков, которых объединил Астанинский процесс, а это, напомним, Россия, Иран и Турция, то можно заметить, что выбор Астаны для них был далеко не случаен, так как с каждой из этих стран Казахстан связывает свой трек партнерства и дружбы.

С Россией – это плотные исторические, политические, экономические и военные связи. С Турцией – близость тюркского и исламского мира, помноженная на культурную идентичность и многие формы экономического и военного сотрудничество. С Ираном – уже апробированные временем партнерские связи и совместные проекты, начиная от Каспийского моря и заканчивая запуском железной дороги Казахстан-Туркменистан-Иран.

При этом нужно особо подчеркнуть важность Турции в Астанинском процессе. Это связано с тем, что Турция является членом НАТО, обладает одной из крупнейших европейских военных группировок, авторитетным голосом в рамках западного альянса и мусульманского мира.

И, хотя между Турцией, Ираном и Россией, очень непростые отношения (вспомним сбитого турецкими военными российского летчика, взаимную критику Ирана и Турции или в исторической перспективе убийство Грибоедова или жесткую критику со стороны Аятоллы Хомейни Советского Союза), тем не менее, казахстанским дипломатам удалось создать для таких сложных партнеров точку доверия в Астане.

Итоги министерской встречи, несмотря на тревожные вести из Восточной Гуты, показали, что Турция, Иран и Россия согласились продолжить работу зон деэскалации и свою ответственность за их функционирование. Несмотря на отсутствие прорывных заявлений, возможность сверить часы и обменяться в рабочем формате мнениями по развитию конфликта – важная часть перезапуска мирного процесса.

Очень важно продолжать работу по дальнейшему поиску форм урегулирования конфликта в динамичном и конструктивном ключе, и в этом отношении хорошей новостью стало решение лидеров заинтересованных стран провести в мае девятый раунд астанинских переговоров.

Автор: политолог Адиль Каукенов


Похожие новости